Крест и полумесяц: размышления о российских религиях

Правители Золотой Орды никогда не навязывали населению покорённых русских княжеств своей веры. Образование российского централизованного государства проходило в ожесточённой борьбе, но шло оно без религиозных лозунгов и порождаемого ими фанатизма. Этот факт – очевидный результат политики веротерпимости, проводимой ханами Золотой орды.

Привилегии для Православной церкви

Они с первых лет своего господства на Руси поставили её православное духовенство в особое положение по сравнению со всем остальным населением. Представление об этом можно получить из известной грамоты хана Менгу-Темира, дарованной им русской митрополии. (См.: «Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел», ч.II., М., 1819, стр. 5-6.)

В ней устанавливались те льготы и привилегии, которые предоставлялись Православной церкви. Духовенство освобождалось от всех видов дани, пошлин и повинностей. Все виды недвижимого имущества Церкви объявлялись неприкосновенными, причем, если эта неприкосновенность была нарушена до её провозглашения, то её надлежало немедленно восстановить. Священники освобождалось от всякой трудовой повинности, ограждались от оскорблений и посягательств с чьей бы то ни было стороны. Все привилегии распространялись не только на самих священнослужителей, но и всех членов их семей.

Епископы и митрополиты были частыми гостями в столице Орды. Там их встречали с почётом и нередко не только принимали от них подарки, но и щедро одаривали их самих. Поводом к таким путешествиям было, как правило, получение ярлыка на утверждение в должности. 

Помимо этого, епископские поездки иногда имели целью заручиться поддержкой мусульманских правителей во внутрицерковной борьбе за должности, связанные с ними доходы и за закрепление позиций Православной церкви в случае конфликтов с княжеской властью. Иногда церковные иерархи ездили в Орду с просьбами оказать давление на князей в интересах Церкви. 

Причин лояльности, проявлявшейся в Золотой орде в отношении православного духовенства, было несколько. К моменту нашествия на Русь, большинство монголо-татар были язычниками и анимистами, то есть верили в существование множества богов, добрых и злых духов. В системе их верований большую роль играл страх перед колдовской порчей и перед теми, кто, находясь в контакте с высшими силами, мог налагать на людей разного рода смертельно опасные проклятья и заговоры. Такого рода страх вызывали и православные священники, чьи «боги» могли представлять реальную опасность, которую можно избежать, если хорошо обращаться с их служителями. 

Но, говоря современным языком, режим наибольшего благоприятствования сохранился и тогда, когда Золотая орда стала мусульманской державой. Теперь это было вызвано политическими причинами. 

Церковные деятели постоянно ориентировали князей и их подданных на мирные отношения с завоевателями. Перед отправлением в Золотую орду князья испрашивали публичное благословение у митрополита и епископов. Поэтому поездки на поклон золотоордынскому владыке приобретали в глазах общественного мнения значение нужного всему народу богоугодного деяния и не унижали национальные чувств.

До татаро-монгольского завоеваний Православная церковь платила государственные пошлины и несла определённые повинности, а в политическом отношении была зависима от княжеской власти. При власти ханов, которые, как правило, в спорах с князьями всегда поддерживали епископов, церковь значительно улучшила своё политическое и материальное положение.

До второй половины XVI века в России, в результате толерантной политики золотоордынских ханов, не было сколько-нибудь заметных проблем в христианско-мусульманских межрелигиозных отношениях. Они появились после включения татарских мусульманских государств в состав российского государства. 

Провальная политика насильственного крещения

Но царскому правительству, опиравшемуся на Православную церковь, нужно было выработать какую-то линию административного поведения в отношении Ислама, последователями которого были миллионы новых подданных. Вначале решение этой проблемы представлялось несложным. Иван Грозного, после завоевания Казанского ханства, отдал приказ о немедленном крещении всех татар

В первые четыре года после взятия Казани усилиями православного духовенства и царской администрации часть татарского населения была крещена. Но процесс христианизации вызвал в 1556 году мощное восстание и приостановился. 

Цари династии Романовых не теряли надежды на искоренение Ислама как в Поволжье, так и в Сибири. Рядом царских законов мусульмане были поставлены в неравноправное положение. Михаил Федорович издал указ, по которому некрещённые, и прежде всего мусульмане, не могли держать в своем услужении или в какой-либо зависимости православных, то есть фактически запрещал работать им в сельскохозяйственных, торговых или ремесленных предприятиях, созданных мусульманами. 

Уложение следующего царя Алексея Михайловича подтвердило этот закон, но, кроме того, установило самые жестокие наказания за переход в Ислам. Деятели православной церкви, занимавшие архиерейские кафедры в местах с мусульманским населением, пользовались любым случаем, что бы начать преследования тех, кто не хотел креститься. 

Известен своей погромной деятельностью первый казанский архиерей Гурий, причисленный потом православной церковью к лику святых. Из последующих архиереев особенно прославился Лука Конашевич, развернувший свою деятельность в середине XVIII века. Он поставил себе цель – выселить из Казани всех мусульман и воспользовался для этого весьма необычным поводом: пролётом метеорита над Казанью, который он связал с большим городским пожаром, происшедшим на следующий день после этого случая. 

Метеорит был объявлен огненным змеем, посланный небесами в качестве предупреждения о грядущих страшных бедствиях, которые обязательно постигнуть Казань, если в ней будут жить мусульмане, не желающие креститься. Власти организовали в Казани кровопролитный татарский погром, а через Синод добились от императрицы Елизаветы распоряжения, позволявшие им выселить мусульман из города. Мусульмане были выселены и лишь спустя некоторое время смогли вернуться на прежнее место жительства.

Политика насильственной христианизация мусульманского населения, проводимая русскими царями немногим более двух столетий, от Ивана Грозного до Елизаветы Петровны, закончилась полным провалом. Она породила множества восстаний и создала взрывоопасную обстановку на всех мусульманских территориях России. 

Мирное сосуществование Христианства и Ислама

Понимая это, Екатерина II, сменившая на императорском престоле Елизавету, от неё отказалась. Новая императрица, чьё 36-летнее пребывание на троне называют «золотым веком», считала мирное сосуществование Христианства и Ислама «благом, дающим неправославным подданным не таить злобу на верховную власть, а ей самой безопасно и справедливо вершить дела правления».

Такое, прошедшее историческую проверку, понимание межрелигиозных отношений является единственно верным. Не случайно, что в составе российских войск, прошедших по Парижу после побед над наполеоновскими армиями, были овеянные воинской славой эскадроны татар, башкир и калмыков.

Страшная война, навязанная Советскому Союзу, фашистской Германией, явилась серьёзным испытанием для всех народов страны. Учитывая жёстокие репрессии, которым подверглись религиозные деятели и последователи всех вероисповеданий, Гитлер и его окружение полагали, что нападение на СССР будет способствовать обострению межнациональных противоречий, приведёт к вооружённым восстаниям мусульманские, католические, буддистские и лютеранские этнонациональных общности, что, к конечном счете, приведёт к развалу страны. Однако их ожидания не оправдались. 

Сотни тысяч мусульман Советского Союза сразу же после начала войны, отставив в сторону обиды, нанесённые властью, решительно влились в ряды защитников своей Родины. Руководители религиозных организаций, имамы мечетей в своих обращённых к верующим проповедях призывали правоверных, не жалея сил, сражаться с фашистскими захватчиками и молиться за победу.

В мае 1942 года в Уфе состоялся съезд представителей мусульманских религиозных деятелей и верующих-мусульман. Выступая на нём, председатель Центрального духовного управления мусульман муфтий Габдрахман Расулев говорил: «Мусульмане Советского Союза хорошо помнят слова великого Пророка Мухаммада (мир ему и благословение): «Хубб уль-ватан мин аль-иман», что означает «любовь к Родине и её защита являются одним из условий веры». 

За подвиги во имя победы над врагом среди более чем 11 тысяч героев Советского Союза, этого высшего звания воинской доблести удостоены 161 татарин, 96 казахов, 69 узбеков, 43 азербайджанца, 39 башкир, 18 туркмен и представители других народов, исповедующих Ислам. 

Сегодня позиция, занимаемая религиозными мусульманскими деятелями России по отношению к экстремизму, во многом способствует сохранению мира. Главный корень экстремизма – это невежество.

К слову, террористов глава Всемирной исламской лиги шейх Абдалла ат-Турки называет «шахидами шайтана»-«мучениками сатаны». В Священном Коране, в суре «Трапеза», сказано, что христиане являются людьми «ближайшими по любви к мусульманам». Враждовать друг с другом Библия и Коран запрещают, а вот доброжелательный диалог обеими Священными Писаниями приветствуются.

Урок истории для грядущих поколений 

Звенящие сталью средневековые бои и походы по сей день будоражат национально-религиозные чувства, вызывают бурные споры и часто мешают спокойно и объективно посмотреть на собственное прошлое. Хотя, по существу, спорить здесь не о чем.

Замечательный русский философ Константин Леонтьев, считавший, что целительным лекарством от социально-политических недугов России является её культура, выстроенная на традиционных духовно-нравственных ценностях Православия и Ислама, ещё в XIX веке сказал, что «надо уметь правильно любить родину». Для россиянина это значит уважать родную историю и знать, что создавалась она общими усилиями населяющих её христианских и мусульманских народов, для которых Россия – общее Отечество.

Михаил Попенко

Материал по теме:
Золотая орда: татаро-мусульманский след в российской истории