Ислам в центре Азии: Тува

В 2006 году московское издательство «Академический проект» выпустило в свет справочник-антологию «Тува: словарь культуры». Ее автор-составитель – известный мусульманский культуролог, который познакомился с Тувой еще в советское время как политзаключенный. Он отбывал наказание в Кызыле как ученик священника Александра Меня. Ислам принял позднее – в 2000 году. А замысел Словаря родился еще в 1984 году…

Расположенная в географическом центре Азии, укрытая от мира высокими Саянскими горами, эта республика - «заповедник древней культуры тюрков». Сейчас большая часть тувинцев исповедует «черную веру» - шаманизм в своеобразном синтезе с «желтой верой» - ламаизмом. Однако, здесь есть следы и исламской цивилизации – на северном ответвлении Шелкового пути из Средней Азии в Китай.

Более того, ценнейшими источниками по истории всего этого края, включая империю Чингисхана, являются труды иранских историков Джувейни и Рашид-ад-Дина, продолжателем которых считает себя Д.С.Маркус. Предлагаем Вашему вниманию три статьи Словаря на эти темы:

Ислам, мусульмане в Туве

Первые мусульмане появились на землях средневековой Тувы как купцы и ремесленники, шедшие караванными путями из Средней Азии в Китай и обратно. В урочище Саадак-Терек на правом берегу Хемчика, близ устья Барлыка, обнаружено и исследовано целое кладбище стоявшей здесь торговой фактории – все погребения произведены по мусульманскому обряду, а антропологический тип – европеоиды.

 

Культура Тувы в XIII-XIV вв. была полиэтничной и многоконфессиональной: здесь были городская культура – китайская по форме, городская культура местных тюркоязычных жителей, а также традиционные кочевья. Но, кроме военно-пахотных и ремесленных городов, появились торговые фактории мусульманских купцов.

Чан-Чунь, находясь на Орхоне в 1220 г., писал, что «мука приходит сюда из-за северных гор, более чем за 2000 ли: торгующие варвары западных стран (так называл он среднеазиатских купцов) доставляют ее вьюками на верблюдах». Об этом же свидетельствуют найденные предметы среднеазиатского и иранского происхождения: на реке Иджим – крупная серебряная монета-медаль хулагидского чекана 1320 г. из Оймака, кости домашнего осла, пришедшего с караваном.
На тувинцев столетиями оказывали влияние культуры Ирана и мусульманской части Индии, а также та часть уйгуров и киргизов, которые приняли Ислам. На рубеже третьего тысячелетия мусульманские традиции принесли с собой мигранты из Киргизии и других среднеазиатских стран, ставших независимыми после распада СССР.

Взаимообмен с миром Ислама ведется в Туве прежде всего через диалог с Турцией, пытающейся ныне восстановить цивилизационную общность тюркских народов Телегей – ведь со Средневековья многие тюркские народы, ушедшие далеко на Запад от Тувы приняли Ислам.

В последнее время среди молодежи Тувы началась дискуссия о возможности (или даже скорейшей необходимости) принятия Ислама как средства оздоровления народа перед лицом угроз алкоголизации, роста наркомании и преступности.

Джувейни, ал-Джувейни –
Ала ад-Дин ´Ата Малик бин Баха ад-Дин Мухаммад ал-Джувейни (1226 - 1283 гг.) иранский историк, автор «Тарих-и джахангуша» («История завоевателя мира»), который был начат в 1252-53 гг. и закончен в 1260 г. Это самый ранний из персидских источников по истории Монголии, составленный по личным наблюдениям автора или на основании авторитетных, заслуживающих доверия данных, и наиболее ценный как источник. Сам он довольно скромно оценивал свое литературное образование, но уже современники считали его труд недостижимым образцом стиля.

 

Его труд был использован крупнейшими иранскими историками Рашид ад-Дином и Вассафом. А через посредство последних или непосредственно - почти всеми последующими историками: персидскими, арабскими и турецкими, которые часто буквально повторяли рассказы Джувейни. Поскольку земли Тувы в правление Чингисхана входили в его империю, сочинение Джувейни – также источник по средневековой истории Тувы.

Рашид-ад-дин

Рашид ад-дин Фазлаллах ибн Абу-ль-Хайр Хамадани (прозвище ат-Табиб - врач) 1247, Хамадан, - 18.7.1318, Тебриз - иранский учёный-энциклопедист, историк и государственный деятель. Автор «Сборника летописей», который, наряду с монгольскими «Алтан-тобчи» и «Сокровенным сказанием» 1240 г., является важнейшим средневековым источником по истории Тувы.

 

Происходил из еврейской семьи потомственных небогатых ученых и врачей Хамадана. Выдвинулся по службе из катипов (писцов) при Газан-хане (1295-1304 гг.).

Будучи придворным врачом при этом государе ильханов, принадлежавших к ветви потомков Чингисхана и Хулагуидов, занял также и пост визиря, фактически, премьер-министра, занимавшегося широчайшим кругом социальных и экономических проблем.

Фактически руководил государственной политикой. Был инициатором реформ, проводившихся Газан-ханом. Вёл борьбу с центробежными стремлениями монголо-тюркской кочевой знати. Его налоговая политика (строгая фиксация феодальной ренты-налога) имела целью возродить экономику страны.

Во время везирата стал крупным землевладельцем. Сохранил положение и при ильхане Олджайту (1304-1316 гг.). Однако, при малолетнем наследнике последнего был отрешен от должностей, состояние его было конфисковано, и в 1318 г. он был казнен по обвинению в отравлении Олджайту. Реабилитировали его при визирате его сына Гийас ат-Дина Мухаммада Рашиди (1327–1336 гг.).

Рашид ад-дину принадлежат трактаты на различные темы, энциклопедическое сочинение о культуре Ирана и, главное, огромный свод исторических сведений «Джами ат-Таварих» - «Сборник летописей» на персидском языке, завершенный в 1310-11 гг. Это сочинение задумано как труд, прославляющий государей, при которых Р. был визирем. Однако, как это принято было в средневековой персидской историографии, значительное внимание, а в данном случае и наибольшее, было уделено истории возвышения, а затем и правления монгольского рода, к которому принадлежали Хулагуиды, потомки внука Чингисхана и основателя династии в Персии. Таким образом в круг рассмотрения попала вся политическая «история» центрально-азиатского средневековья, связанная с родом Чингисхана.

Некоторое время персидский язык был официальным языком монгольской ставки, как это явствует, к примеру, из письма великого хана Мэнгу к Папе Римскому Иннокентию IV (документ этот был обнаружен выдающимся французским синологом П. Пеллио в архивах Ватикана в 1920 г.), поэтому Рашид ад-дину были доступны очень многие подлинные официальные документы, относящиеся к правлению самого Чингисхана и ранних чингисидов.

Многие сведения, сообщаемые им, получают подтверждение в описании событий того времени, зафиксированных в китайской истории династии Юань. Определенные параллели, особенно в части, касающейся полумифической ранней истории рода Темуджина (Чингисхана), находят соответствие в сведениях, содержащихся в «Сокровенном сказании» - монголо-китайской версии истории Чингисхана. Начиная со второй половины XIII в. сведения ближе касаются непосредственно жизни Ирана и политической истории правления ильханов.

Однако, наиболее ценные материалы, отражающие практические стороны этого правления, содержатся в сборнике писем и размышлений Рашид ад-дина – это переписка с сыновьями (наместниками областей), с чиновными и духовными лицами, собранная в 1330-е гг. Здесь представлены сведения об экономическом и социальном состоянии отдельных областей Ирана, о способах управления государством и о собственных владениях Рашид ад-дина.

Он не только крупнейший в мире историк, но также автор трудов по медицине, ботанике, энциклопедии по естествознанию, агро и строительной технике, а также трактатов по мусульманской (суннитской) теологии. Его "Сборник летописей" - важнейший источник не только по политической и социально-экономической истории стран, входивших в государство Хулагуидов в XIII - начале XIV вв. В части, посвященной всемирной истории, излагается глобальная история мусульманских государств до монгольского завоевания, история древних иудеев, народов Западной Европы, Индии, Китая и других (причем, эта часть создана при участии многих ученых).

Рашид ад-дин утверждал, что "всеобщая история" должна включать историю всех (известных тогда) народов, а не только мусульман, как это было принято у арабских и иранских мусульманских историков, что историю всех народов следует писать на основе первоисточников и исторических традиции без каких-либо религиозных и политических пристрастий.

Его сочинения неоднократно издавались в России: Сборник летописей. История монголов, перевод с персидского и примечания И. Н. Березина, "Труды Восточного отделения русского археологического общества", ч. 5, 7, 13, 15, СПБ, 1858-88; Сборник летописей., т. 1, книги 1-2, т. 2-3, М. - Л., 1946-60; Джами ат-таварих, т. 3 (персидский текст и русский перевод), Баку, 1957; Переписка (перс. текст и рус. пер.), М., 1971; Об изданиях и переводах сочинений Р. смотрите: Стори Ч. А., Персидская литература. Биобиблиографический обзор, т. 1, М., 1972, Бартольд В. В., Туркестан в эпоху монгольского нашествия, Соч., т. 1, М., 1963, с. 92-96; Петрушевский И. П., Рашид ад-Дин и его исторический труд, в книге: Рашид ад-Дин. Сб. летописей, т, 1, М. - Л., 1952; Фалина А. И., Рашид ад-Дин - врач и естествоиспытатель. Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования. Ежегодник 1971, М., 1974; Рашид ад-Дин Фадлаллах Хамадани вазир..., Тегеран-Тебриз, 1348 с. х., 1969.