История мечетей Казахстана

Со времени вхождения Ислама на территорию Казахстана и вплоть до наших дней, за исключением периодов войн и набегов, не прекращается строительство мечетей. И это закономерно, потому что ни одно общество, ни одна цивилизация не выживает без духовных ценностей. Во все времена мечеть представляла собой средоточие добра, этики и играла огромную цементирующую роль в жизни любого народа, так как призывала к дружбе, людскому единству, неустанно трудилась над духовным ростом человека и таким образом обеспечивала прогресс.

Как известно, казахи вели наполовину кочевой, наполовину оседлый образ жизни. Поэтому строительство мечетей в Казахстане сопряжено с самыми характерными годами и периодами истории. По этим годам можно отслеживать историю этой страны, так как распространение Ислама на огромной территории, а точнее - его укоренение и глубокое признание всех высоких постулатов, растянулось на несколько веков. Огромную роль в исламизации казахов сыграло сражение арабов с каракитайцами в 751 году в районе реки Талас.

Благодаря некоторым арабоязычным письменным источникам, стало известно, что в 893 году в городе Таразе на месте дома молитвы была построена мечеть. В настоящее время историки условно считают ее одной из первых мечетей в республике. Между тем археологи, проводившие раскопки Отрара и близлежащих городищ, сообщают о найденных останках мечети с куполом, которую в одной из своих работ упоминал историк аль-Макдиси (X век).

Известный археолог, академик К. М. Байкапов пишет: «Раскопки на Куйрыктобе, отождествляемом с Кедером, обнаружили остатки, по-видимому, этой мечети -наиболее ранней постройки на территории Казахстана. Она находилась в центре городища, на пересечении главных улиц, возведена была из квадратного жженого кирпича. Общие размеры мечети 36,5 х 20,5 м. Сопоставив приблизительную дату ее существования, можно предположить, что это и есть мечеть в Куйрыктобе».

К первым мечетям на родине наших предков относится, по-видимому, и мечеть Шакпак-ата (IX-X века) на полуострове Мангышлак. Природа региона, а также бытовой, хозяйственный уклад местных жителей подсказывали особенности строения мечети. В данном случае это была мечеть, выстроенная на скалах. Несмотря на то, что такой метод строительства в западной части страны прослеживается вплоть до времен жизни Бекет-ата (1750-1813), нигде в Казахстане, кроме Туркестана, он больше пока не встречается.

На юге так называемый хилвет- подземная мечеть - принадлежал знаменитому подвижнику и праведнику, духовному отцу всех тюркских народов, великому мыслителю и поэту Ходже Ахмеду Ясави(1093-1167). Достигнув возраста пророка, 63-х лет, движимый чувством протеста против дальнейшей жизни во плоти, он добровольно обрек себя на более чем десятилетнее пребывание под землей. Без людей, но с Всевышним Аллахом. Здесь же, неподалеку, археологи нашли малый хилвет (XIV век), а также построенную в XV-XVI веках шильдехану.

Таким образом, первые дома Аллаха издревле подталкивали людей к оседлости, обуславливая стабильность не только бытия, но и в известной степени мышления. Не случайно они впервые заявили о себе в Южном Казахстане, где была более развита культура строительства городов. Такова мечеть исмаила-ата в местности Турбат, а также аналогичные мечети в Туркестане, Сайраме, Отраре, зов которых прошел сквозь столетия и достиг наших дней.

Сохранившиеся письменные источники свидетельствуют о том, что уже в начале средних веков началось строительство мечетей в окрестностях Отрара - местности Оксыз, Кедер; неподалеку от Туркестана - в Шаугаре, Суткенте, Карнаке, Икане, Сауране; вдоль Сыр-Дарьи - в Женде, Баршынкенте, Узкенте, Аркоке, Сыганаке; Баба-Ата, Кумкенте, Актобе, Саудакенте, Туймекенте, Созаке - с северной стороны гор Каратау; неподалеку от Исфиджаба (Сайрама) -в Манкенте, Джумишлагу, Хурлуге; вокруг Тараза - Атлахе, Хамукете, Жикиле, Адахкете, ниже расположенных Барсхане, Бехлу, Шелжи, Кулане, Мерке, Аспаре, Баласагуне, Суябе; в окрестностях гор Алатау - таких городах, как Чилик, Тургень, Талгар, Илебалык, Каялык; рядом с военными укреплениями и стоянками племен.

Сохранились также письменные реликвии, принадлежавшие перу живших в X-XIII веках арабских путешественников, историков, летописцев. Эти авторы описывая, например, пути караванов в Тараз, помимо вышеупомянутых населенных пунктов, называют города Шараб, Будухкет, Тамтадж, Абарджадж, Джувикат. Казахстанские современные археологи(К. М. Байпаков) внесли некоторую ясность, соотнеся прежние древние названия с нынешними. Шараб, например, отождествляется с местностью Торткол, что в Тюлькубасском районе, рядом с селом Балыкши; Будухкет -с поселком Казатлык (ныне Азатлык). В окрестностях города Арысь также существовали некогда города Йаганкент и Карасман (Караспан), что в Южно-Казахстанской области. Аль-Макдиси, в частности, повествуя о Джумишлагу, пишет о нем как о городе крупном, с развитой инфраструктурой, где размещались огромные войска сарбазов и где местной достопримечательностью была мечеть с куполами, разместившаяся в отдалении от базара. Описывая город Баладж (Баб-Ата) у подножия гор Каратау, он отмечает, что это маленький город, стена его разрушена, соборная мечеть находится на рынке. Автор упоминает также и о мечети с куполами в близлежащей к Отрару земле, в старом и большом городе Бурух (Бузык тобе). Он указывает, что Бурух - старый, большой (город), соборная мечеть расположена на рынке...

Известный востоковед В.В. Бартольд в исследованиях о современном Южном Казахстане опирается на работы арабских и персидских историков, летописцев и путешественников и ясно высказывается о наличии здесь мечетей. Так, он пишет о том, как в X-XI веках мечеть с куполами в городе Усбаникас, что неподалеку от Исфиджаб-Сайрама, побуждала жителей к духовности и «взывала к морали».

«В Фарабе мечеть расположена внутри шахристана», - попутно замечает он, обращая внимание читателей на мечети с куполами в Кедере, Уасидже (Оксизе) под Отраром и в Шаугаре, Сауране около Туркестана. Ибн аль-Хаукап также повествует о мечети с куполами в Суткенте, в который собираются тюрки из разных племен. В библиотеке Института Востоковедения Академии наук Узбекистана хранится рукопись (автор и время написания неизвестны) «Трактат об Аль-Байде и святом городе Исфиджабе», из которой мы узнаем, что некий, выдающийся умом, Маулана Имад ад-Дин Исфиджаби родом из Джумишлагу похоронен у ворот мечети Казийан в Сайраме-Исфиджабе. Из этого источника мы узнаем, что в свое время в Сайраме функционировали мечети, условно обозначенные, очевидно, по именам святых: Ыдырыс хазрет, Кыдыр хазрет, аль-Гайб.

Но вернемся к аль-Макдиси. Побывав в Таразе, он восхищается его основательностью и разумным устройством: «Тараз -большой укрепленный город, с множеством садов, густо заселенный, у него имеется ров, четверо ворот и населенный рабад. У ворот Медины большая река, за ней часть города, через нее есть переход. Соборная мечеть среди рынков». Архивы содержат информацию о том, что пятьюдесятью километрами ниже Тараза, в Туймекенте, в X веке процветал некий город с красивой мечетью в центре. Повествуя о городах, расположенных вдоль реки Талас, аль-Макдиси с любознательностью ученого и путешественника акцентирует внимание на главной местной достопримечательности: «В Жикиле мечеть с куполом возвышается в центре базара... Внутри базара располагаются мечети в Барысхане и Бехлуде... Мечеть с куполами стоит в медине в «Атлахе». В Хамукете мечеть с куполом нашла место рядом с городскими дувалами. За защитные укрепления города вынесена мечеть с куполами в Шелжи...».

В тех ранних домах Аллаха находили приют и душевное успокоение простой ремесленный люд и знатные эмиры, ученые, поэты, мастера и рядовые воины-сарбазы. В мечети собирались и оттачивали высокое искусство спора имамы и теологи, знатоки Ислама факихы (богословы-законоведы), мударрисы (учителя-наставники)и кази (судии), мухаддисы. Здесь, не смыкая глаз, трудились над сокровенным словом переписчики. Погружаясь в пучины мысли, взлетали над обреченностью земного существования, преклоняя свои чела перед великой тайной всего сущего. Наличие достаточно большой количества мечетей по плотности на душу населения и, как следствие, интенсивная религиозная жизнь сохраняла на территории Казахстана несколько столетий - вплоть до монгольского нашествия.

Надо учитывать, что будучи поначалу своеобразным просветительским центром, мечети постепенно вырастали в очаги духовного преобразования.
Почти все вышеперечисленные мечети в XIII веке были разрушены и преданы огню, но сохранились их следы, позволяющие воссоздавать более-менее полную картину. 
В настоящее время продолжают поступать новые свидетельства. К примеру, в 2003 году археологи нашли в Западном Казахстане останки мечети, датируемой XIII веком.

Хамдаллах Мустауфи аль-Казуини (1280-1350) пишет, что в Баласагуне было 40 купольных мечетей, 200 мечетей-зауия и 20 ханак.
В трудах самобытного средневекового историка Мухаммеда Хайдара Дулати (1499-1551) мы находим аргументированное утверждение о явственных следах, оставленных мечетями в Могулистане (Семиречье - Северная Киргизия, Жамбылская область, Южный Казахстан), вокруг Тараза «городов, минаретов, медресе». О том, сколько блестящих ученых, выдающихся личностей подарил миру город Бапасагун, говорит в своей книге «Мулхакат ас-Сурах»(Дополнение к «Ясности языка») замечательный семиреченский историк Жамал Карши (1230-1315). М.Х. Дулати, сообщая о мавзолее одного из первых ханов Семиречья Тоглык Тимура, любуется его высоким куполом, изукрашенным затейливым узором и замечает: «В памяти сохранилось одно полустишие из этих надписей: «Это здание - дело мастера шербафа-ткача». Этот мастер был из Ирака, так как в этой стране ткачество называют шербаф.

Говоря о многочисленности городов Могулистана, М.Х. Дулати особенно выделяет высоту строений, «частью полностью сохранившихся» во времена здравствования автора и далее пишет: «В Джуде (Чу), в одном месте имеются следы большого города. В нескольких местах сохранились минареты, купола и медресе. Поскольку никто не знает названия этого города, то моголы называют его Минара. 

Там еще есть купол и каменная плита, на которой почерком наспех выдолблено: «Это могила великого человека доискавшегося истины, и совершеннейшего шейха, сосредоточившего в себе передаваемые и постигаемые умом (истины), знатока основ и ответвлений законоведения, Имама Мухаммеда, баласагунского законоведа, скончавшегося в 711 (1311-1312) году. Написал это Умар ходжа Хаддад».

И в самом деле, если вы отправитесь по шоссейному маршруту Алматы - Тараз и остановитесь возле указателя «280 км», то внимательно оглядевшись вокруг, увидите развалины крепостного дувала, видимо, некогда окружавшего город Баласагун.

Первая мечеть в Петропавловске была построена в конце 70-х годов XVIII века. В основном ее посещали мусульмане, пришедшие на ярмарку. В 1795 году там же в Петропавловском Подгорье, была сооружена каменная мечеть, известная в народе и исторической литературе как "Касимовская". Ее здание и ныне сохраняется как исторический и архитектурный памятник.

В течение последующих 20-30 лет количество мечетей постепенно росло, достигнув современных территорий на Востоке, Севере, в Центральном и Западном Казахстане. Таким образом, мечети в то время стали своеобразными религиозно-духовными центрами, объединяющими людей.

В 1851 году в Каркарале построил мечеть Кунанбай хаджи - отец известного поэта, и мыслителя Абая; в 1852 году в Петропавловске была открыта мечеть Динмухамед; две мечети в Капальском районе Талды-Курганской области начали работать в 1855 и 1867 годах; в 60-х годах начали строиться мечети и в Алматы.

В середине 20-х годов прошлого столетия Советское правительство ввело жесткие ограничения для религиозно-просветительской работы. В Северной, Восточной и Западной частях Казахстана, а также на склонах Алатау, там. где имелись леса, мечети строились из дерева. Большая их часть была сожжена в годы Советской власти. 

В Южном Казахстане деревянных мечетей мало, здесь применяли кирпич по опыту Ближнего и Среднего Востока. Центральной Азии. Так была выстроена, например, мечеть-мавзолей Ходжа Ахмеда Ясави в Туркестане и другие.

Что касается архитектуры казахстанских мечетей в Южном Казахстане, то в них повторяется стиль мечетей Ирана и Центральной Азии; на остальной территории республики они выложены из кирпича по аналогии с мечетями России, Татарстана и Башкирии.

Во многих городах и районах Казахстана из-за малой плотности населения укоренилась практика строительства небольших, на один зал, мечетей. Вспомним масштабность и величину средневековых или возникших в прошлом веке минаретов и мечетей в Шаше (Ташкент), Бухаре, Самарканде, Хиве, Ургенче. Сегодня казахстанские зодчие создают новые, отвечающие времени перспективные проекты.

Абсаттар хаджы Дербисали,«World Discovery Kazakhstan»