Караванные пути в доисламском периоде

Караваны из Мекки, пересекая территорию Хиджаз, входили по побережью залива Акаба на византийскую территорию в Айла – конечный пункт маршрута, который вёл из Красного моря в Палестину и Азриат.

Те, кто продолжал свой путь далее в Газа – южный портовый город Палестины, перевозили грузы в другие средиземноморские города и иногда завершали своё путешествие в Бусре (Сирия). Караваны презентовали свои товары всем заинтересованным, особенно тем, кто был наделён государственной властью. Это были основные рынки сбыта товаров из Мекки.

Таким образом, легко представить, что в руках деловых людей Мекки к концу V – в середине VI веков аккумулировались значительные объёмы накоплений, которые способствовали естественному развитию этого направления торговой деятельности. В то время арабы обычно осуществляли импорт, в основном, только в Римскую империю, предпочитая Анкару либо Анатолию. Они возвращались в Мекку только с ценными товарами. Что касается торгового баланса, он всегда имел существенный перевес в пользу Римской империи. Караваны из Мекки, как правило, были огромными и состояли из большого количества верблюдов, которое, как предполагается, достигало 2500 голов, в то время как у обычных торговцев оно колебалось от 100 до 300. Эти цифры позволяют нам лучше понять финансовое состояние и занимаемое положение Мекки и её жителей на торговой карте.

Рядом с ведущими финансистами и богатыми, роскошными банкирами, которые предпочитали деловой риск и спекуляцию в широких пределах, встречаются мелкие ремесленники, продавцы и брокеры – истинные торговцы города Мекки. Кроме того, существовали некоторые большие и малые производства в таких видах деятельности, как обработка железа, дерева и других. Наряду с ними повсеместно велась спекулятивная деятельность: на курсах валют, товарах, предлагаемых караванами, поставках сельскохозяйственных культур и животных. Снабжение городов было также заражено этим пороком. Участвовали в бизнесе и некоторые женщины. Ещё до 595-го года, когда будущий Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) впервые сопроводил караван, среди них отличались Хадиджа бинт Хувайлид, Асма бинт Мухарриба (мать Абу Джахла), которые торговали, а также Хинд бинт Утба – жена Абу Суфьяна, которая продвигала товары в южной Сирии. Большинство деловых женщин инвестировали средства в торговые караваны.

Организация этого вида торговли была предметом бесконечных общественных обсуждений – как в Мекке, так и в её пригородах. Караван, специализирующийся на перевозке товаров народного потребления, назывался «латима», а перевозящий продукты питания – «рикаб». Их отправка и возвращение отражают реальные события, представляющие общественный интерес, так что практически всё население участвовало в торговых караванах, которые во время путешествия постоянно оставались на связи с мегаполисом посредством гонцов-бедуинов.

Эти караваны возвращались в Мекку с кожей и кожаными изделиями, фруктами, алкогольными напитками, мёдом, овощами и изюмом из Таиф, а также слитками из золота, серебра и золотой пылью (тибр) из Африки. Духи, редкие специи, благовония, одежда и лекарства поставлялись с юга Аравийского полуострова, Индии и Африки. Кроме того, привозился шёлк из Китая, ткани из Адена, рабы, рабочие, наёмные солдаты (абиссинцы, аль-ахабиш) и слоновая кость из Восточной Африки через Йемен. Средиземноморские страны Египет и Сирия поставляли продукцию роскоши, в то время как изделия из хлопка, льна или шёлковая одежда пурпурного цвета, оружие, крупы и масло приобретались в Бусре и на холмах Сирии (Сарат). Цена, выплачиваемая за всё это, была очень высока, и подобные товары в цивилизованных странах Востока и Запада того периода значились как «предметы роскоши». Некоторая часть из них направлялась далее – в греко-римский мир.

Даже в условиях очень медленной скорости продвижения караванов все товары доставлялись в отличном состоянии, будь то кожа, металл или душистое дерево. В этих условиях, а также через выделение денег на аренду животных, осуществление охраны, необходимое снаряжение, подарки, пошлины племенным лидерам по пути следования, были созданы все предпосылки для получения максимальной прибыли. Самая большая доля коммерции предметами роскоши у Византийской империи приходилась на торговлю с Меккой, особенно во время битвы с персидской империей (604–628 гг.). Известно также, что в доисламские времена арабы успешно осуществляли морскую торговлю с римлянами.

В Мекку были привезены византийские золотые монеты (denarius aureus), серебряные персидские дирхамы, греческие драхмы, сасанидские и химиарские деньги. Денежные отличия были определены непосредственно халифатом, что привело к применению различных стандартов, а впоследствии к установлению валютных курсов. Византийцы, сирийцы и египтяне были народами, имевшими истинно золотой стандарт (ахль аль-захаб), в то время как вавилоняне – серебряный (ахль аль-варик).

Для меккан главным в коммерции считалось преумножение денег, инвестируемых в качестве капитала в организацию новых многочисленных караванов, в особенности в Сирию и Йемен. Мекка, таким образом, становится банковским городом с соответствующими учреждениями и клиентами. В то время все формы ростовщичества (риба) считались «законным видом бизнеса», через который капитал использовался в виде займов. Этот тип сделки позже стал осуждаться Кораном: «Аллах запрещает заниматься ростовщичеством и уничтожает прибыль от роста. Он увеличивает имущество, из которого даётся милостыня, и воздаёт за неё. Аллах не любит тех, которые настаивают на разрешении запретного Им (как ростовщичество), не любит тех, которые продолжают заниматься ростом. Поистине Аллах не любит нечестивца!» (сура «Аль-Бакара», 2:276).

Между тем, получив статус банковского центра, Мекка позволила людям бизнеса производить платежи во многие отдалённые районы и страны. Кроме того, Мекка была городом, который применял в международной торговле клиринговую систему, в результате чего бизнес стал пользоваться множеством удобств, таких как страхование товаров, проходящих через опасные маршруты.

Коридор Красного моря между Айла и Адулис, знаменитый портовый город Абиссинии (Эфиопия), был единственным конкурентом в этой области. Тем не менее, с падением Византийского торгового флота, в сочетании с отсутствием активности абиссинских (эфиопских) купцов на севере коридора Красного моря, отпала и реальная опасность Мекке.