Спасёт ли Ислам экономику…

Первоочередной задачей правительства любой страны является умение управлять глобальным финансовым кризисом, а ещё важнее – научиться справляться с последствиями. Но, вновь и вновь обращаясь к теме финансового кризиса, мы делаем один и тот же вывод, что лишь один сектор финансовых операций и услуг остался непоколебимым: миллиардные капиталы долларов растущего бизнеса шариатских банковских услуг.

Мы знаем, что в отношении финансов у всех богословских школ существует только одно мнение: Аллах запрещает устанавливать и взимать проценты по кредитам. В хадисе сказано: «Да будет проклят тот, кто берёт проценты, и тот, кто их даёт» (Муслим). Кроме того, под запретом находятся долги по торговым операциям, вложения в заведомо рискованные проекты. Не последнюю роль играет и моральная сторона исламской экономики: вкладывать деньги можно только в халяль-отрасли, полностью исключая инвестиции в алкогольные и табачные предприятия, азартные игры, спекулятивные операции.

Сделки должны быть «прозрачными», а риск, убытки, равно как и получение прибыли, должны быть общими для всех сторон, участвующих в сделке. Вы не имеете права заманивать людей в ловушку, заставляя их быть должными больше, чем они могут заплатить. По существу, в исламской экономике не допускается практически всё из того, что является причиной текущего беспорядка в финансовом мире.

«Учитывая ограничения, представители исламской экономической модели действительно не могут участвовать в привычных кредитных операциях или ипотечном кредитовании, – объясняет Самуэль Хейс, почётный профессор по инвестиционному банкингу в Гарварде. – Там нет ни производных банковских продуктов, ни прямых кредитов. И нет сомнений в том, что исламские банки пережили кризис гораздо лучше, чем стандартные, именно в силу отсутствия процентов по займам».

Возможно, сегодня, когда мир нуждается в скором, творческом и сильном разрешении последствий каскадного кризиса, такая альтернативная финансовая субкультура вполне могла бы стать жизнеспособной альтернативой. Экономист Университета Дьюка Тимур Кьюран делает осторожные заявления: «Я думаю, что пройдут год-два, прежде чем мы будем иметь достаточно данных, чтобы действительно заявить о том, что исламские банки проводят операции безопаснее, и о том, почему это происходит». «Так или иначе, – говорит Билл Морер, антрополог Калифорнийского университета в Ирвине, изучающий альтернативные экономические модели, – это очень интересный этап в развитии исламского банкинга».

Исламские банки начали появляться в 1970-х годах, но сама их концепция возникла чуть раньше, в середине прошлого столетия, в странах Южной Азии и Ближнего Востока. Мусульмане, проживающие там, уже независимые от европейских правил, стремились к исламской идентичности, которая пронизывала бы все аспекты жизни, государственные и частные. Первые банки представляли собой небольшие партнёрские отношения, основанные большей частью на частной инициативе. В 1975 году был основан Исламский банк развития, объединяющий 23 мусульманские страны (сейчас 56), в чём-то повторяющий Всемирный банк, а именно выдачей беспроцентных кредитов странам-участницам. Нефтяной бум в том же десятилетии стал катализатором для нового развития исламских коммерческих банков, особенно в районе Персидского залива. В 80-х годах Пакистан, Судан и Иран прилагают усилия для исламизации всей экономики. В последние годы рост промышленности в этих странах значителен. Индекс Доу Джонса уже предлагает так называемый «исламский индекс» для отслеживания деятельности халяль-предприятий. Продолжает расти линейка исламских продуктов – таких, как, например, такафул – страхование, сукук – облигации, – ставших одним из источников финансовой подпитки строительного бума в странах Персидского залива.

Исламские банки открываются и в нетрадиционных для мусульман местах проживания, но, тем не менее, занимающих ведущие позиции по количеству диаспор, например в Лондоне, Пасадене и Калифорнии. Даже крупные традиционные банки испытывают на себе влияние исламского банкинга. Citicorp, Deutsche Bank, HSBC и многие другие открыли свои филиалы, соответствующие Шариату. В последнее время британское правительство всё чаще заявляет о готовности выпустить свои собственные исламские облигации – сукук.

Тем не менее, Британия отказалась от этих планов, сославшись на нестабильный спрос, что усугубило и без того шаткое положение на финансовых европейских рынках. Но эксперты сочли страх англичан неуместным: «Если бы правительство решило всё же провести выпуск сукук, это определённо помогло бы британскому рынку. Это придало бы рынку импульс и привело бы к усилению интереса к исламским финансам в Лондоне и Европе». Банкир из одной крупной столичной финансовой компании говорит: «Я считаю, со стороны этого правительства было ошибкой не возвращаться к идее исламских государственных облигаций. Они беспокоятся по поводу ценообразования и спроса, но британский долговой рынок – это тихая гавань». «Мы уверены, что на этот продукт возник бы сильный спрос, поскольку он соответствовал бы Исламу и был бы выражен в фунтах стерлингов, а инвесторы хотят как раз этого, поскольку в еврозоне накопилось слишком много проблем». 

Немалую роль сыграли и ассоциации исламских финансов с экстремистами. Так, начинающие исламские банки в США стали объектом повышенного внимания со стороны контролирующих органов именно после 9/11. И, пожалуй, стоит согласиться с мнением, что, лишь прочитав положения теоретиков исламской экономики, мы увидим решительный пацифистский настрой.

Слышу звон…

С точки зрения исламского права, пишет Умар Чапра, ведущий экономист в Саудовской Аравии, «экономический рост – существенный, но недостаточный фактор достижения реального благополучия человека». Мы в большей мере зависимы от степени духовного состояния человеческого сознания, от справедливости и честности во всех проявлениях человеческого бытия. Многие учёные сегодня полагают, что именно исламская экономическая модель имеет более широкую точку зрения на бизнес-процессы, в отличие от традиционной.

Привычная картина экономики, так называемой «homo economicus», ориентированной на излишнюю рациональность, признание лишь собственной выгоды, дегуманизирует людей, отрицая божественность нашего происхождения. Особенность исламской экономики ещё и в том, что она призывает изменить потребительские предпочтения, выдвигая на первый план предметы первой необходимости, и уже потом рассматривать возможность, а главное – необходимость предметов роскоши и прочих излишеств. Самая сильная мотивация для работающих людей – это знание того, что они получат за свою работу сообразно вложенному труду. Даже при распределении наследства Шариат предусматривает равномерность, которая предотвращала бы излишнее накопление средств в одних руках.

Ислам, как полагают теоретики, предлагает различные альтернативы видения общей картины мира и политико-экономического порядка, отличной от капитализма или коммунизма. Путём объединения всего лучшего, что было при этих двух формациях, согласно мнению учёных, стало бы возможным создать нечто лучшее. После двух мегаидеологий, истощённых гонкой вооружений в период холодной войны, исход очевиден: Советский Союз распался, а новый глобальный капитализм зашёл в тупик. Возможной причиной бедности отдельных исламских стран стала фундаментальная несовместимость между западной экономической системой и ценностями, которыми дорожат мусульмане. Возможно, настало время объединить то, что когда-то казалось невозможным, вобрав всё лучшее обеих систем.

Среди линейки исламских продуктов, безусловно, лидерами являются именно банковские услуги. Представители исламских банков очень оптимистичны в своих речах, применяя наряду с финансовыми терминами (в числе которых – арабские и английские слова из словаря международных финансов) аяты Корана, внушая помимо стремления к материальным благам ещё и необходимость стремиться к довольству Всевышнего, которое настанет только в том случае, если участники финансового рынка избавят свои сбережения от влияния процентов, запрещённых в Исламе. Всё тот же Билл Морер считает, что приставка «ислам» в банковской сфере всего лишь рекламный бренд, чтобы занять свободную нишу на рынке исламских стран. Но даже если предположить, что это так, разве нет и в этом положительного исхода событий! В глобальном масштабе главный принцип исламского банкинга – распределение рисков между участниками сделки – означает пусть медленный, но защищённый рост для вкладчиков.

Конечно, нельзя абсолютно утверждать, что если банк исламский, то он однозначно будет успешным. Развитие экономики (или, наоборот, её ослабление), как правило, оказывает влияние на всех представителей хозяйствования. Нужно, на мой взгляд, учитывать и ещё один очень важный момент. Если страна, пусть даже мусульманская, имеет развитый финансовый бизнес, основанный на традиционном представлении об исламском банкинге, финансистов наверняка будут преследовать опасения, что, внедрив шариатские постулаты в свою деятельность, они потеряют свою клиентуру и, как следствие, свой бизнес. Именно из-за таких случаев большинство наблюдателей сомневаются, что исламские финансы в ближайшее время смогут усилить свою привлекательность. Но, по словам Мухаммада Исмаиля, директора по глобальному маркетингу исламского направления HSBC, это положение может измениться. Он утверждает, что более половины клиентов его банка на азиатском рынке – китайцы, не мусульмане. И приходят они вовсе не потому, что следуют Исламу, а потому, что это один из видов финансовых продуктов, представляющий для них интерес в бизнесе, и только.

Сегодня многие, включая банкиров и политиков, признают реализм исламской экономики, и банкинга в частности. Возможно, они испытывают некий скепсис относительно элементов механизма исламского кредитования и традиционного, приводя пример с мурабаха, когда банк приобретает для клиента нужный ему товар и перепродаёт его с наценкой, разбив платежи на этапы.

Это торговая сделка, когда продавец продаёт свой товар по той цене, которую считает достаточной для обеих сторон, и на тех условиях, которые приемлемы и для него и для клиента. Многие усматривают в этом привычную схему потребительского кредита, однако, спешу возразить, при потребительском кредите в привычном его понимании клиент, как правило, никогда не знает, во что выльется ему эта покупка и сколько он заплатит за неё в конечном счёте. Ислам же отвергает неясность – клиент исламского банка всегда знает, сколько он заплатит за нужный ему товар, и эта сумма никогда не поменяется (исключение составляют лишь экстремальные ситуации – болезнь, недобросовестность самого клиента и т. д.). Да, найдётся немало людей, считающих, что исламские финансы ничем не отличаются от традиционных, и лишь малая толика захочет разобраться в деталях, чтобы отделить зёрна от плевел. Кому-то покажется, что разница в названиях сделок существует лишь как дань канонам религии, однако человек верующий понимает, что даже сама уверенность в том, что он делает нечто одобряемое Всевышним, способна принести ему колоссальную радость.

Сегодня многие аналитики уверенно заявляют о том, что есть чему поучиться из опыта организации финансов по-исламски и что именно кризис стал для этого благодатной почвой. Мнения о том, что ипотечное кредитование, ставшее, по оценкам, ключевой причиной кризиса, тоже можно основать на исламских принципах, обеспечивая безопасность, прозрачность и диверсификацию рисков, становятся всё оптимистичнее и увереннее.

Сегодня исламский банкинг изолирован, поскольку к его услугам прибегают только мусульмане, проигрывая в конкурентной борьбе традиционным банкам, пожалуй, только в силу политических причин. Так или иначе, отрицать сегодня наличие серьёзной альтернативы в виде исламской экономической модели по меньшей мере неразумно. Диалог цивилизаций, включение этических и моральных составляющих в существующие финансовые модели, работа над религиозными фобиями – это сейчас должно ставиться во главу угла, и в первую очередь при решении экономических задач, поскольку здоровая экономика формирует здоровое общество.

И ещё хочется добавить, что новый бизнес развивать чрезвычайно трудно всегда, а исламский тем более, потому что доказывать свою состоятельность приходится в условиях уже прочно укрепившейся корнями традиционной финансовой системы, которая сдаваться не собирается.

Айша Ахмедова

Статья написана по материалам доклада «Can Islam Save The Economy» by Nathan Schneider, January 26, 2009. –

http://www.religiondispatches.org/archive/economy/803/