А. Хиджави: «Каждый год мы отправляем в паломничество около 1700 российских мусульман»

Мы встретились с господином Хиджави, руководителем фирмы «Наждм-тур», в его московском офисе на улице 1-я Тверская-Ямская сразу после праздника Ураза-байрам. Главным видом деятельности этой фирмы является организация хаджа для российских мусульман. По суете и непрерывным звонкам из регионов было ясно, что дела идут хорошо, а активность сотрудников говорила о высоком уровне организованности, что разбивает представления о восточном стиле ведения бизнеса. Стиль господина Хиджави мне показался вполне западным. Я сама приняла Ислам несколько лет назад и изучала арабский язык. И для меня важно и интересно всё, что связано с Исламом в России.

Мой собеседник – 40-летний араб-иорданец, прекрасно владеющий русским языком. Так что арабский язык мне не понадобился. Кстати сказать, меня поразило, как красиво и грамотно господин Хиджави говорит по-русски, как вдумчиво строит предложения.

– Многоуважаемый господин Хиджави, разрешите мне поздравить Вас с прошедшим праздником Ид-аль-Фитр и пожелать Вам благополучия, а Вашему бизнесу – процветания. Сейчас мусульмане всего мира готовятся к паломничеству в священный город Мекку. По моим наблюдениям, мусульмане России с каждым годом проявляют к хаджу всё больший интерес. Мы знаем, что Ваша фирма достаточно успешна на российском рынке услуг, связанных с хаджем и умрой. К тому же вы являетесь первыми, кто стал профессионально заниматься подготовкой паломников к хаджу и отправкой в хадж, и первой официально зарегистрированной туристической кампанией. Что привело Вас в Россию? Как и когда Вы решили заняться этим бизнесом?

– Большое спасибо, сестра, за поздравления. Я тоже от всей души поздравляю Вас и Ваших читателей с прошедшими праздниками. Сестра, мы работаем в Москве с 1997 году. В тот год у нас образовалась первая группа паломников, которых мы отправляли не самостоятельно, а через Духовное управление (мусульман европейской части России. – Корр.) согласно квотам. Эта первая группа разделилась на две неравные части. Первая часть – паломники из Дагестана, которой занимался я сам. А вторая, сравнительно небольшая, группа представляла собой паломников из Татарстана и остальной России. Соотношение было 3500 человек к 70. Вот эти люди и были моими первыми паломниками. Всё прошло успешно, и у меня появилось желание посвятить себя именно этой деятельности. Надо сказать, что в 90-е годы не было ни одной официальной и лицензированной фирмы по отправке паломников в хадж. Сфера деятельности была практически свободной от конкуренции.

– А много было тех, кто занимался этим неофициально? Были ли у Вас такого рода конкуренты?

– Неофициальной работе с паломниками был поставлен заслон с самого начала, поэтому конкурентов как таковых не было. Дело вот в чём: хадж как ритуал существовал даже в советское время. Но он не был массовым. А в 90-е годы он принял массовый масштаб. Тогда правительство Саудовской Аравии, предвосхищая большой наплыв паломников из России, как раз в 1997 году и выпустило закон, согласно которому для работы с паломниками нужно было сначала получить официальную саудовскую аккредитацию. Это касалось всех участников рынка. Как мы помним, в это время стали образовываться фирмы при духовных управлениях, получавшие аккредитацию прямо в КСА. Но рынок был большой. И я начал работать по следующей схеме: я открыл представительство фирмы, которая была зарегистрирована в Королевстве Саудовская Аравия. Это значительно облегчало работу.

– Вам удаётся оставаться популярными в условиях возросшей конкуренции?

– Как Вам известно, сейчас на рынке уже немало известных брендов, которые занимаются хаджем. Но, альхамдулиллях, мы работаем с 1997 г. и с этого времени политика нашей фирмы не менялась, а именно в том, что мы имели не только коммерческий интерес. Нам было важно, чтобы всё, что мы делаем, шло в полном соответствии с Шариатом, и чтобы именно с религиозной точки зрения паломники были нами довольны. В Москве за эти годы возникало немало фирм, которые работали, а потом уходили с рынка. А «Наджм-тур» продолжает работать в Москве, наши программы развиваются. Мы работаем успешно.

– А как Ваши клиенты узнают о Вас?

– Два года назад было проведено исследование. У нас получилось так: на первом месте стоит параметр «по рекомендации». Это значит, что те люди, которые уже ездили с нами в хадж, передают наши контакты своим друзьям и знакомым. На втором месте – Интернет, на третьем – это работа наших представителей в регионах, которым поручено развивать наши программы.

– Кто оказывает Вам поддержку в работе? Я имею в виду любые организации – мусульманские, государственные…

– Для нас очень важна поддержка Духовного управления мусульман, все сотрудники и помощники Равиля-хазрата и сам Равиль-хазрат, председатель Совета муфтиев, оказывает нам очень большую поддержку. Он в курсе нашей работы, каждый год принимает участие в ней, следит за нашей работой. У нас есть контакты и с другими духовными управлениями. Мы работали с Дагестаном, у нас хорошие контакты с Чечнёй, оттуда у нас тоже есть клиенты. Но в основном мы работаем с Духовным управлением здесь, в Москве.

– Теперь хотела бы поподробнее расспросить Вас о хадже. Что входит в услуги, связанные с хаджем? Обучаете ли Вы людей, как проходить хадж? Как оказываете помощь на месте?

– Вы знаете, честно говоря, сам хадж – это процесс нелёгкий. Здесь должна быть подготовка и физическая, и моральная, и знания по вопросам, связанным с Шариатом. Наша работа без предварительной подготовки паломников к хаджу не может иметь успеха. Если мы не подготовили людей заранее, то у нас осложняется работа внутри Саудовской Аравии. Поэтому мы стараемся сделать так, чтобы, когда наши паломники садятся в самолёт, они летели уже подготовленными.

Подготовка имеет несколько этапов. Мы начинаем с отпечатывания литературы, которая раздаётся каждому паломнику для ознакомления. Иными словами, каждый, кто летит в Саудовскую Аравию через Москву, обязательно получает набор литературы по хаджу.

В Москве за месяц до хаджа мы проводим каждую неделю по уроку и мы разъясняем на примерах, как, допустим, проходить таваф. В регионах наши представители тоже работают с будущими паломниками: приглашают на лекции, собирают людей для информирования. Часто происходит так: поскольку количество паломников становится известно уже в процессе месяца Рамазан, то мы собираем их на ифтар и во время ифтара рассказываем о правилах хаджа. Это в России. А уже в дальнейшем мы делим паломников на группы по 20–30 человек и даём им одного руководителя, который отвечает за них во время паломничества. Например, если у нас группа из Набережных Челнов составляет 140 человек, то мы её делим между шестью руководителями.

Дополнительно на каждый самолёт мы отправляем ещё по одному представителю фирмы, чтобы помогать паломникам во время перелётов. Это обычно опытные сотрудники. Так что там достаточно менеджеров, которые обслуживают наших клиентов. А в Саудовской Аравии поэтапно нашими паломниками занимаются определённые люди. Допустим, приехали мы в Мекку, там есть представитель из самой Мекки, который встречает наших паломников, заселяет их, и процесс контролируется поэтапно с помощью пяти-шести менеджеров-руководителей, которые постоянно находятся там. За доставку и заселение в Мине у нас тоже отвечают специальные люди. Когда мы разбиваем процесс на задачи, всё становится гораздо легче для тех, кто обращается в нашу фирму.

– На какой уровень доходов рассчитаны Ваши услуги?

– Когда мы начали работать на рынке, у нас была одна или две программы. Опыт показал, что для российского рынка этого мало. Мы расширили свои программы. В этом году, например, у нас их пять: «суперэконом», затем стандартные и VIP. Эти программы способны обеспечить услугами все категории населения, которые есть в России.

– Сколько человек в год Вы отправляете в хадж?

– У нас в последнее время в связи с конкуренцией, к сожалению, становится меньше и меньше паломников. Скажем так, в последние три года в среднем по 1700 человек ежегодно я отправляю в хадж.

– А в этом году сколько человек Вы планирует отправить в хадж?

– Если всё будет хорошо, иншааллах, пять тысяч.

– О, это большая цифра! А с какими трудностями в работе Вы сталкиваетесь? И как Вам удаётся их преодолеть?

– Действительно, проблемы есть. Самая большая проблема состоит в том, что между Королевством Саудовская Аравия и Москвой нет прямых авиарейсов. Это вынуждает нас работать через другие авиакомпании – египетские, турецкие, иорданские. Мы летаем через транзитные страны рейсами, например, Москва – Амман – Амман – Саудовская Аравия или Москва – Стамбул – Стамбул – Саудовская Аравия. Пять лет назад, когда президентом России был Владимир Путин, он встречался с королём Саудовской Аравии, и руководителями двух стран было принято решение сделать прямые рейсы. Но, к сожалению, через шесть месяцев этот рейс был отменён, что создало неудобства. Как Вы знаете, в хадж в целом из России летает последние три года от 20500 до 25000 человек, и это не считая тех людей, которые прилетают в умру – «малый хадж». Это добавочно около 2500 человек. Кроме этого, есть люди, которым приходится летать в связи с командировками, по бизнесу и так далее. Так что отсутствие прямого авиасообщения осложняет работу. Было бы лучше, если бы власти подумали о том, чтобы дать рейс раз в неделю напрямую в Саудовскую Аравию, а во время хаджа увеличить количество рейсов. Это намного облегчило бы решение нашей задачи.

– Что изменилось в российском хадже за время Вашей работы?

– В 1997 г. паломники из России были в основном с Кавказа (Чечни, Дагестана, Ингушетии), а в последнее время количественное преимущество имеют паломники из других регионов. Увеличился спрос на хадж в Башкирии, Татарстане, других регионах. В целом могу сказать, что сейчас больше народу желает совершать хадж, чем это было раньше.

– Спасибо большое. Успехов Вам в Вашей работе.

Интервью записала

Анна Садовникова