Приглашение к сотрудничеству – Call for papers

В современную эпоху мусульманские сообщества развиваются особенно динамично под влиянием многообразных факторов глобального, регионального и внутреннего характера. Утраченная несколько веков тому назад динамика развития мусульманских государств набирает силу в условиях усложнения мировых связей. Преимущественно доиндустриальные исламские общества оказываются втянутыми в глобальные трансформационные процессы, в основе которых лежит прагматический экономизм, не будучи подготовленными к ним ни идеологически, ни институционально.

В мусульманском мире эволюционные переходы происходили неоднократно на протяжении многих веков. Причём не всегда их динамика имела прогрессистский характер. Но никогда ход взаимоисключающих процессов модернизации/ретрадиционализации не был столь прихотливым и интенсивным, как в современную эпоху, и никогда процессы взаимного отталкивания и притяжения Востока и Запада не были столь драматично взаимоувязаны между собой.

Лишь в новейшее время в списке событий, повлиявших на облик мусульманского мира, стоят Иранская революция, появление региональных и международных исламских организаций – ОПЕК, ОИК, ИБР, распад СССР, исламское возрождение стремящейся в Евросоюз Турции, образование успешно функционирующих новых национальных государств с преобладающим мусульманским населением в Средней Азии, появление на мировой политэкономической арене «азиатских тигров», американская оккупация Ирака, трагедия 11 сентября 2001 г.

Учитывая эту динамику, на этот раз мы ожидаем от наших авторов и коллег не столько ссылок на объяснительные модели транзитологических теорий, возникших в 1970-е гг. на Западе под цели умиротворения взбунтовавшихся экономик так называемых «развивающихся» стран, сколько творческого анализа изменений ценностно-нормативной системы мусульманских обществ, проявляющих свою политэкономическую субъектность.

A propos скажем, что недостаток вышеупомянутых теорий, на наш взгляд, проявился в том, что с их помощью так и не удалось выявить содержательных характеристик процесса трансформации восточных обществ. Мы считаем, что их общая ошибка состояла в недоучёте ценностных установок анализируемых обществ. Иными словами, секуляризованный взгляд западного аналитика искал среди акторов социального действия лишь группы homo economicus и ничего кроме этого. В последнее время мировая политологическая мысль пытается преодолеть этот недостаток с помощью теории неоинституционализма, анализирующего духовные и ценностные мотивации поступков людей, включая их политические решения, ищет иные пути осмысления происходящего. Мы предлагаем нашим авторам включиться в этот процесс.

Известно, что трансформации в мусульманских обществах не всегда сопровождаются аберрацией всех структурных связей и институциональных элементов общества . Но всегда, как и в обществах с иными, нежели исламские, ценностными ориентациями, они будут сопровождаться рассогласованием между действиями индивида, государства и общества. Появление социокультурных трансформационных напряжений обусловлено снижением регулятивной роли традиционных ценностей и норм, усилением роли универсалистских установок (что редко происходит согласованно) с сохранением достигнутого уровня социальной интеграции и макросоциального регулирования. Процесс этих рассогласований может значительно отличаться от привычно наблюдаемых в западных обществах, но именно он приводит к эволюционным переходам.

Мы рассматриваем социальную трансформацию как переход между этапами эволюции. В процессе перехода социополитические стратегии индивидов и общественных групп могут быть столь же неисповедимы, сколь неисповедимы пути индивидуальной рефлексии. Но в какой бы форме ни протекали эти трансформации – они всегда фиксируются обществом.

Если общество выработало социологические инструменты замера рефлексии, то они аккумулируются в виде данных социологических служб. Данные такого рода дают возможность научного анализа. Если таких инструментов нет либо они несовершенны, то социальные аберрации непременно отразятся в изобразительном искусстве, художественной литературе, публицистике, городском фольклоре, т. е. будут зафиксированы иным инструментарием.

Мы просим наших авторов обратить внимание как на трансформацию самих институтов и содержание мотивационных устремлений (посю- и потустороннее воздаяние за результаты социального действия, ориентация на личностный и социальный статус в таких социальных институтах, где действуют творческие личности: наука, искусство, церковь), так и на сам процесс нарастания социокультурных трансформационных напряжений, во время которых и «происходит массовая проблематизация доминирующих в обществе ценностей и норм, служивших этической основой для базовых социальных институтов».

И последнее. Сегодня «тектонические» политические сдвиги, пусть пока ещё едва заметные среди совокупности наличных фактов, созрели окончательно, а «разлом» между «культурными плитами» Востока и Запада – непреложный факт. Однако эти те разломы, которые не оставляют никаких альтернатив, кроме объединения. К этой мысли нас приближает тот факт, что классическая бинаристская модель «Восток – Запад» сегодня размыта. Во всяком случае, в сфере ценностных установок эта модель трансформировалась в бинарную оппозицию «условный Восток» vs «условный Запад» в зависимости от того, какие ценностные ориентации доминируют или стремятся к доминированию в том или ином конкретном сообществе, будь то Франция, Россия, Иран, Сирия или Израиль.

Вот уже более полувека страны западного мира, находящиеся в орбите Востока, трансформируют свои институты под ценности исламского мира: США, Германия, Великобритания, Франция, Россия неизбежно попадают в орбиту процессов, запущенных когда-то ими самими в странах арабо-мусульманского мира. Сегодня Восток, накопивший кинетическую энергию этих процессов, пытается уловить способ перехвата экономической и политической инициативы у Запада. И сделать это можно только на пути приближения, а не отталкивания.

Как могут измениться в связи с этим судьбы мира – одна из наиболее интересных прогностических проблем. Думается, что взаимное отражение энергии изменений, видимо, и есть путь к универсализму, к новой модели мира, строить которую будет не homo economicus, а скорее homo credens.

На наш взгляд, обнаруживать эти отражения едва ли не самая увлекательная творческая и практически оправданная задача. Ведь это именно тот материал, из которого со временем сформируется обновлённое и универсализированное, но наше общее цивилизационно-историческое пространство.

 

Если вас заинтересовала такая постановка вопроса и вы хотите внести свой вклад в обсуждение этих проблем, то просим присылать ваши материалы.

Сегодня мы публикуем первую работу, присланную нам нашим автором, посвящённую образованию нового конкурентного поля – образовательной экономике. Будем рады принять и другие труды такого уровня.

С уважением,
Галина Хизриева,
редактор отдела «Экономика» сайта «Ислам.ру»

Годы, которые изменили Центральную Азию. – М.: ЦСПИ, 2009. – С. 13.