Запретить ваххабизм

Двадцать с лишним лет прошло с принятия в Дагестане «Закона о ваххабистской и иной экстремистской деятельности». Закон принимали на волне событий августа-сентября 1999 года, известных всему миру как нападение вооруженных банд международных террористов под предводительством полевых командиров Хаттаба и Басаева.

Ваххабизм. Быть или не быть? Это не вопрос. Немало дискуссий проходило в дагестанском обществе о необходимости такого закона. Говорили, что он нарушает основополагающую конституционную норму свободы совести и вероисповедания. Но Дагестан, прошедший веху кровавого 99-ого, знает, о чём говорит и пишет. Татарстан испытал лишь 2% от того, что испытал Дагестан и то, вряд ли. Братьям-татарам повезло, ваххабистская идеология ненависти и агрессии не докатилась до республики в таких масштабах. Да, и там убивали, и там накрывали ячейки радикалов, но все это было конечно, в куда меньших масштабах, чем в стране гор.

Буйнакск
Поэтому, слово ваххабизм, неприятным эхом отзывается у дагестанцев в груди. Потому что ваххабизм убивал и проливал кровь, ненавидел и угнетал, проклинал и раскалывал. Но самое главное, что сделал ваххабизм в Дагестане – это испортил мнение об Исламе, мусульманах и дагестанцах. Имидж Дагестане был низвергнут в пропасть.

Сейчас наступили времена, когда только-только о Дагестане начали говорить хорошо, сюда приезжают блогеры и звёзды ТВ. Рассказывают, что здесь не опасно. Поэтому дагестанцев не понять другим народам России, когда они говорят о законе, о запрете ваххабизма

Вот в 2018 году Муфтий Татарстана предложил запретить ваххабизм законодательно.

Эта инициатива муфтия братской республики вызвала неоднозначную реакцию в экспертном сообществе и мусульманских джамаатах. Формулировка, которая вошла в резолюцию заседания межрелигиозного совета от 27 марта 2018 г., гласит:

«Обратиться в органы государственной власти с предложением о признании ваххабизма экстремистской идеологией, а ваххабитские организации – экстремистскими организациями».

Отметим, что межрелигиозный совет России образован около 20 лет назад на встрече глав и представителей Московской патриархии, Совета муфтиев России, Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России и Буддийской традиционной сангхи России. А инициатива исходила от Русской Православной Церкви. Одной из основных целей его деятельности является противодействие экстремизму и утверждение в обществе традиционных духовных ценностей, согласия и стабильности.

Совет муфтиев России
Однако следом Совет муфтиев России заявил, что его представитель не участвовал в данном заседании межрелигиозного совета и что – внимание – цитирую – «глубоко осознавая жизненную важность противодействия идеологии нетерпимости и прилагая на этом пути множество усилий, мы тем не менее считаем, что введение принципа преследования верующих за убеждения, а не за конкретные противоправные действия, самым пагубным образом скажется и на мусульманском сообществе России, и на межнациональном согласии, и на правовой культуре Российского государства».

Совет муфтиев и Духовное управление мусульман России оказались на одной стороне понимания экстремизма, а Муфтият Татарстана – на другой. Не исключаю, что у обоих центров силы и влияния в российском исламе вполне благие намерения. Но не все благие намерения ведут в рай.

Главным виновником инициативы, всколыхнувшей религиозное поле был Камиль Самигуллин – Муфтий Татарстана, его поддержал представитель православного движения – председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион и еще ряд религиозных деятелей Ислама, в частности глава Духовного собрания мусульман России Муфтий Альбир-хазрат Крганов.
И вот что сказал Самигуллин:

«Мы должны запретить эту идеологию, она является человеконенавистнической, однако правоприменительная практика в нашей стране не запрещает идеологии, а запрещает конкретные организации. В нашей стране ваххабиты представляют совокупность разнотипных структур, они развиваются, эволюционируют. После такого запрета их деятельность значительно усложнится, что сократит приток людей в террористическое подполье».

Равиль Гайнудин
Совет муфтиев и его глава Равиль Гайнудин достаточно либеральны к различным течениям и трактовкам Ислама. Но Гайнудин сидит высоко и далеко в Белокаменной. И возможно, не видел кровь и разрушения, которые видели дагестанцы и отчасти, в малой степени татары.
Дагестанцы, принимая «Закон о запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности» в сентябре 1999 года, прекрасно осознавали степень того зла, которое несли на своих штыках радетели так называемого «чистого ислама». Свежи ещё в памяти Ботлих и Карамахи 99-ого, военно-исторические события, исход которых будь он не в пользу народов Дагестана, превратил бы республику в руины почище сирийских. Много копий было сломано об этот закон, дескать, он нарушает конституционные права человека на свободу совести и вероисповедания.

А если взглянуть на дагестанский закон о запрете ваххабизма то там все четко расписано: запрещается создание ваххабитских и других экстремистских структур. Причем добавляется «деятельность которых направлена на насильственное изменение конституционного строя, подрыв безопасности государства, нарушение общественной безопасности и общественного порядка, создание вооруженных формирований, пропаганду войны, разжигание национальной, расовой и религиозной розни». Также запрещено создание структур, которые пропагандируют идеи экстремизма и распространение продукции, которые содержат те же самые идеи. Вопрос у противников закона вызывает лишь слово «ваххабизм».

И вот еще одна цитата от муфтия Камиля Самигуллина

Камиль хазрат Самигулин
«То, что было в Кизляре, всех нас огорчило. Человек придерживался пока что разрешённой идеологии в нашей стране, которая называется ваххабизм. Они называют себя салафитами, и мы говорим, что проблем нет. Но если мы посмотрим на книгу, которую изучают ИГИЛ *, то это та же книга, что и у террористов "Ан-Нусры" *, "Аль-Каиды"*, это та же идеология, что и идеология ваххабизма».

Но всем сомневающимся предлагаю изучить историю Аравии в период с середины 18 века до настоящего времени. И хочу спросить: что должно ещё произойти, чтобы понять, что ваххабитская доктрина не так далеко ушла от фашистской, а фашизм в Европе под запретом. Запрещена там и символика. Казалось бы, просто символика; под суд можно угодить, даже если не признавать фашизм идеологией зла и антигуманизма.

А теперь найдите десять сходств между экстремистскими идеологиями, которые основаны на ваххабитской идеологической платформе, и фашизмом. Обе идеологии имели своих учителей, фюреров, нацелены были на экспансию, сеяли смерть и апеллировали к некой чистой расе, в первом случае – в религиозном аспекте, во втором – ультранацистском.

Если идеология несёт смерть, разрушение и призывает к насилию – её надо запрещать. Возможно, шейх Равиль хазрат Гайнудин и его соратники не прочувствовали глубины вопроса. Мало вычитать библиотеку – достаточно один раз увидеть. В данном случае увидеть плоды этой человеконенавистнической идеологии, которая использует Ислам. Использует нагло, занимается святотатством, предлагая аяты Корана в качестве довода для экстремизма, терроризма и агрессии. Идеологии, которая, казалось, мирно спит, и убеждения которые никого не касаются. Пока, не касаются.

Ваххабизм – идеология для малообразованных с извращенным пониманием (это же надо так извратить дух Ислама, проповедь Мухаммада ﷺ. Но те, кто подпитывает эту идеологию сидят не только в Эр-Рияде. А догадайтесь где ещё?

Саудовская аравия
А Саудовская Аравия продолжает открещиваться от ваххабизма. То и дело принцы и прочие августейшие персоны голубых кровей заявляют, что ваххабизм и принцы вовсе не близнецы и братья, и приписывать его Аравии больше не нужно. Что ваххабизм ими лишь распространялся. Распространялся с целью обрушения Советского Союза. Что впрочем, удалось американцам. Так вот кто приложил руку в развале могущественного союза!!!

Ранее также монаршая семья говорила, что идеологией Аравии не является ваххабизм. Таким образом, мы наблюдаем, что после оформления ИГИЛ – ДАИШ* террористической корпорации, которую поддерживали все экстремистские силы на Востоке и в том числе на Кавказе, у некоторых особ наступило просветление. Террористы так называемого «халифата» показали всему миру и прежде всего мусульманской интеллигенции, что эти ребята ни с кем миндальничать не будут.

«Не ваххабит? Будешь расстрелян и убит». Всё просто. И тут саудийские господа заявляют, что они вовсе не виноваты, а к ним пришли янки и произвели над ними насилие…

Хотя некоторые представители интеллигенции, к примеру, Дагестана продолжают играть в либералов, говорят о правах и свободе совести. Здесь происходит путаница. Не думаю, что авторы инициативы и в 99-ом году и в году 18 против прав и свобод. Речь не о том. Здесь вопрос в том нужно ли молчать, когда идёт пропаганда и вербовка в идеологию, конец которой как правило в вооруженной банде, объявляющей джихад всем и вся?

О да, конечно, начинается всё за здравие, но потом всё заканчивается на безымянной могиле с простреленной головой.

Вот это начало и вводит в заблуждение научную общественность и некоторых экспертов. Нам бы заглянуть дальше – к сожалению, за примерами то далеко не нужно ходить. Тут, как говорится, к гадалке не ходи. Вся новейшая история перед глазами пролетает.

Гвоздики
К сожалению, новейшая постсоветская история Дагестана мало чему учит людей в России. У некоторых вызывает приступ страха инициатива татарстанского муфтия; страх, что это приведёт к репрессиям в отношении инакомыслящих мусульман. Так в Дагестане подобный закон действует с 99-ого года, и никто никого из ваххабитов не режет. В Дагестане мирно сосуществуют разные религиозные братства. Неприятие вызывают лишь те, кто агрессивно проповедует зло и насилие.

И как же быть с другим страхом – страхом превратиться в Сирию? Жители Дагестана, извините, кое-что видели из политики попустительства, когда «бесстрашие», безответственность, невежество и равнодушие сыграли злую шутку с республикой. Продавцы картошки и религиозные конкуренты духовного управления – так их называли политики и интеллигенция, но когда мирные начали покушаться на мирную жизнь, просто убивать, стало не до разглагольствований. Нужно было защищать Родину. И в республике очень хорошо знают тех, кто считался мирным салафитом, а когда началась война в Сирии, ушли в псевдохалифат – убивать и взрывать. И где тут грань, поди разбери. Экстремистская идеология должна быть запрещена законодательно.

Поэтому предложение Камиля Самигуллина в Дагестане понимают и принимают.

Муслим Акимов 

* ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППИРОВКИ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОТОРЫХ ЗАПРЕЩЕНА В РФ

Понравился материал? Пожалуйста, расскажите об этом окружающим, сделайте репост в соцсетях!

Читайте нас в Телеграм: t.me/newislamru

Материалы по теме

Яндекс поиск