Михаил Чернов: «В Дагестане Муфтият добился впечатляющих успехов»

Эксперт по межнациональным отношениям и межрелигиозному диалогу, руководитель проекта «Ближний Восток – Северный Кавказ» Михаил Чернов поделился своим мнением о методах борьбы с идеологией экстремизма и терроризма.

 

Тактика предотвращения терактов

– Михаил, известно множество определений, что такое экстремизм и что такое терроризм. Дайте, пожалуйста, ваш вариант.

– Определений, действительно, множество, и я не думаю, что стоит выдумывать какое-то своё новое или повторять обиходное – приверженность к крайним взглядам и мнениям. Я бы отметил разрушительную сущность экстремизма. Жесткие и однозначные, суровые и жестокие суждения и действия – это часть нашей жизни. Обществу без этого не выжить.

Но если эти суждения и действия направлены исключительно на разрушение государств, народов, социальных связей, жизни и судеб людей, то да – это экстремизм, и этому явлению не место в нашем российском обществе. То же самое и террор – следующая ступень – сломать, запугать, заставить, разрушить. Это не наш путь.

– Чем занимается организация «Ближний Восток. Межнациональный мир и межрелигиозное согласие»?

– Проект «Ближний Восток – Северный Кавказ: культурная политика в деле укрепления межнационального мира и межрелигиозного согласия» был реализован мной и моими коллегами в 2017-2018 годах при поддержке Фонда президентских грантов.

Мы решили расширить проект, и «Ближний ВостокСеверный Кавказ» заменили на «Россия – Евразия». Если совсем коротко, то в рамках проекта налаживаем мосты между представителями этнорелигиозных групп и экспертным сообществом в России и за рубежом. Понятно, что в России и её регионах, в частности в Дагестане, есть интересный опыт, которому стоит поучиться.

Успехи муфтията

– Сегодня практически прекратил существование ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в Российской Федерации). Ваше мнение, что произойдёт дальше? Как будет жить Сирия? Где может появиться новый очаг терроризма? И, раз мы говорим о Сирии, будет ли создано государство курдов?

– Я думаю, что вы рано похоронили ИГ (запрещено в России). ИГ пока имеет в Сирии и других регионах социальную базу. Кроме того, в СМИ проходили сообщения, что основной актив ИГ был централизованно, на вертолетах вывезен из Сирии перед тем, как группировку выбили из её основных опорных пунктов. Я думаю, что реинкарнации и атаки ИГ нам следует опасаться в нашей Средней Азии. Именно туда, вероятно, будет направлен удар.

Сирия – государство Ближнего Востока, и восстановление там может пойти достаточно быстро – собственно оно уже идёт. Левантийские арабы – быстрые и оборотистые люди. Пока мы видим, что вопрос Сирии будет решаться через постепенное объединение страны под властью официального Дамаска.

Что касается курдов, то я пока сомневаюсь в перспективе создания курдской государственности в этом районе. Почитайте хоть краем глаза курдские форумы. Взаимная ненависть и разнонаправленность интересов очевидны, и государственность пока не просматривается. Ни США, ни определённое содействие ряду сил со стороны Иракского Курдистана не помогут курдам преодолеть внутренние противоречия. Никому кроме курдов это не надо, но они сами пока не готовы.

– Что будет с теми дагестанцами, которые воевали на стороне террористов, с их жёнами, семьями?

– С точки зрения официальной власти эти вопросы решат суд и компетентные органы в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Что же касается жён и семей, то решение должно выработать само дагестанское общество, насколько и в каком качестве оно готово и способно реинтегрировать возвращающихся.

– Вы занимаетесь вопросами и Северного Кавказа. Ваше мнение, как приходят молодые люди к идеологии экстремизма и терроризма в регионах, где большинство составляют мусульмане, – в Дагестане и других республиках СКФО?

– Это проблемы справедливости и видения собственного будущего и только затем пропаганды и злонамеренной работы заинтересованных внутренних и внешних игроков. И, конечно, это проблема не только СКФО. Боевой интеллектуальный костяк исламистов и радикалов, по мнению многих экспертов, – выходцы из Поволжья.

– Какие действенные способы противодействия этой идеологии вы видите для республик СКФО?

– Первый и самый важный способ – это собственно сам ислам. Настоящий и искренний. В Дагестане Муфтият добился впечатляющих успехов на этом пути.

А если брать шире – люди должны видеть справедливость со стороны государства и общества, иметь хорошее будущее, совместно решать задачи большой страны. И тогда проблема экстремизма и терроризма сойдёт на нет.

От взрывов к ножу

Муфтият РД

– В Дагестане среди именитых спортсменов появились поборники морали, готовые «вывести тысячи людей на площадь», чтобы запретить фестивали, спектакли, светские мероприятия. Что посоветуете, как с этим быть?

– Во многих российских национальных республиках, в том числе и в Дагестане, спортсмены занимают особое положение в обществе. Они больше чем спортсмены и, что достаточно естественно для региона, занимаются общественной деятельностью. Другое дело, что многие молоды и не имеют соответствующего опыта.

Для того чтобы избежать эксцессов, им было бы полезно советоваться со старшими и представителями Муфтията РД. Они плохого не посоветуют и помогут избежать ошибок и излишней экспрессии. И, конечно, всё должно быть в рамках российского законодательства.

– В Дагестане немало «спящих» ячеек, а количество терактов в последние годы, к счастью, снизилось. Сами террористы перешли от взрывов к стрельбе и ножу. С чем это может быть связано? Ждать ли нам новых вспышек терроризма?

– Я не владею оперативной информацией по количеству радикальных групп и «спящих» ячеек. Переход от взрывов к «стрельбе и ножу» может быть связан с успешной работой специальных органов. Это значит, что террористическая активность купируется, боевики не в состоянии проводить масштабные теракты и вынуждены переходить на «простые» инструменты. Кстати, примерно то же произошло и в Израиле.

Что касается возможных вспышек терроризма, то это зависит от ситуации в стране в целом. Станем на путь развития – справимся с проблемой, будет дестабилизация – ситуация осложнится.

– Было время, когда террористы – Газимагомед Гимриский, Ибрагим Гаджидадаев – выполняли услуги для дагестанских чиновников и правоохранителей, совершая теракты, похищая людей, подкидывая «флэшки». Возможно ли такое сегодня?

Терроризм – не «вещь в себе». Серьёзные террористические организации всегда связаны с легальными структурами и имеют определённую поддержку. Об этом надо помнить, если вдруг мы станем свидетелями роста экстремизма и терроризма.

АиФ Досье

Михаил Чернов

Михаил Чернов – руководитель проекта «Россия – Евразия: культурная политика в деле укрепления межнационального мира и межрелигиозного согласия», председатель правления Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки. Неоднократно бывал в горячих точках, работал в зонах межэтнических и межрелигиозных конфликтов: Южной Осетии, Абхазии, Киргизии, Таджикистане, Сербии (Косово), Боснии и Герцеговине (Республика Сербская), Турции, Израиле, Йемене, Пакистане и других. Награжден госнаградами Республики Южная Осетия. Автор книги «Осетия: рождение большой мечты» (Москва, 2013), выпущенной Российским институтом стратегических исследований. Автор сотен статей и комментариев в российских и зарубежных СМИ по межнациональным отношениям и межрелигиозному диалогу.

Источник: «АиФ Дагестан»

Понравился материал? Пожалуйста, расскажите об этом окружающим, сделайте репост в соцсетях!

Читайте нас в Телеграм: t.me/newislamru