Выстрел в российско-турецкие отношения

Так сложилось, что за последние несколько лет наше взаимодействие с Турцией и турецким народом наполнено всевозможными испытаниями. Заметить эти «взлёты и падения» может и сторонний наблюдатель, далёкий от глубоководных течений международной политики и уж тем более от тюркологии.

Общество двух стран не успело прийти в себя после известных событий с российским самолётом в ноябре 2015-го, а затем привыкнуть к нормальному восприятию друг друга в 2016-м, как вдруг происходит чудовищная трагедия с варварским убийством российского посла Андрея Карлова, которая обагрила кровью наступающий 2017 год.

Словом, символизма в происходящем хоть отбавляй.

Вместе с тем нельзя не заметить, что наше последнее испытание на этот раз носит несколько экзотический характер. Становится всё труднее скрывать, что в двустороннем сотрудничестве находятся иные заинтересованные элементы, которые действуют независимо от намерений и достигнутых договорённостей официального руководства России и Турции. Их нетерпение иногда достигает такого накала, что становится сильнее инстинкта самосохранения, страха обнаружиться.

Посол России в Турции Андрей Карлов

И дело здесь вовсе не в конспирологии, поскольку обозначенные «негосударственные участники» далеко не всегда могут идти в единой сцепке или команде. В этом смысле не имеет особого значения, действовал террорист Алтынташ в одиночку или был направлен чьей-то невидимой рукой. Если бы убийца действовал исключительно по собственной инициативе, это было бы в действительности ещё страшнее. Ведь на самом деле неконтролируемый индивид всегда опаснее любой системы, которая вынуждена подчиняться иерархии, распорядкам и многим другим особенностям, ограничивающим её деятельность. Одиночка несёт в себе угрозу как самый непредсказуемый элемент в политической игре. Соответственно, всеми возможными методами турецкое расследование будет вести нас к «системе», даже если её следов там нет. Ибо признание его самостоятельности несёт в себе огромные репутационные издержки и дополнительные вопросы к Анкаре. Кстати, довольно скоро (почти в тот же злополучный день) террорист «оказался» членом FETO или так называемой Террористической организации Фетхулаха Гюлена.

Похороны посла России в Турции Андрея Карлова

Тем не менее, сосредоточимся на главном. Итак, для нас важно то, что террорист воплотил в реальность мечту тех, кто давно жаждал отомстить России, ударив как можно больнее туда, где меньше всего ждут. Здесь можно лишь с сожалением констатировать, что мы оказались не готовы к такому развороту событий, хотя должны были. Пора признать, что наша страна ведёт войну против радикалов-фанатиков, которых считает врагами. Эта борьба уже давно вышла за рамки сирийского конфликта и правил классической войны. Иными словами, мы перешли Рубикон, за которым правила устанавливаем не мы, а подобные Алтынташу фанатики.

А коль скоро это так, мы должны были знать, что потеря бдительности в этих условиях – преступление по отношению к собственным людям, которые несут службу на благо наших национальных интересов. Интересно, понесут ли ответственность те, кто по долгу той же службы обязаны озаботиться безопасностью российского посла в стране пребывания? Пока история умалчивает.

Убийство посла - это выстрел по российско-турецким отношениям

Другая важная деталь заключается в том, что «негосударственные участники», которых мы ранее обнаружили, стреляют в наших послов, по странному совпадению, именно тогда, когда Россия и Турция находятся в процессе урегулирования своих разногласий по Сирии, которые в 2015-м привели стороны к конфликту. Понять значение и масштаб наших договорённостей можно будет лишь с течением времени, поскольку многие тонкости не афишируются сторонами. Достаточно сказать, что проведения Анкарой войсковой операции на севере Сирии «Щит Евфрата», как и российско-сирийского взятия Алеппо не происходило до нормализации российско-турецкого диалога.

Цена договорённостей и соглашений сегодня столь высока, что, как подчеркнула известный востоковед-арабист Марианна Беленькая, нужно «…встречать удары – лицом к лицу. В бронежилете». Лучше и не скажешь.

Как тюрколог, автор этих строк убеждён, что «выстрел в наши отношения» был в большей степени адресован президенту Реджепу Тайпу Эрдогану, столь стремительно разворачивающему политику своей страны туда, где договариваются. Несмотря на многие жертвы впереди, дороги назад у него нет. Поверьте, он это неплохо понимает.