Запрет ваххабизма возможен без издержек

Все аргументы противников такого решения легко опровергнуть

Богословская конференция в Грозном приняла антиваххабитскую фетву и попросила президента Владимира Путина рассмотреть вопрос о законодательном запрете этого течения. Данная инициатива поддерживается всеми подписавшими фетву духовными лидерами мусульман России, которых оказалось подавляющее большинство, однако критикуется представителями Совета муфтиев России и рядом учёных. Попробуем рассмотреть аргументы противников такого запрета.

1. Идеологию в принципе запрещать нельзя.

С этим тезисом можно спорить, можно и соглашаться, однако ваххабизм совершенно не обязательно запрещать как идеологию. Таджикистан в 2009 году запретил на своей территории деятельность сторонников течения «Салафия», а в 2014 году признал это течение экстремистским (На фото: пятеро предполагаемых последователей запрещенного в Таджикистане религиозного течения "Салафия" приговорены к тюремным срокам. – Ред.).

пятеро предполагаемых последователей запрещенного в Таджикистане религиозного течения "Салафия" приговорены к тюремным срокам

В России аналогично поступили со сторонниками экстремистской организации «Нурджулар». Таким образом, никаких препятствий для запрета в России общности «ваххабизм» или «салафизм» нет. Эту общность можно назвать течением, совокупностью структур или иным образом – не суть важно.

2. Ваххабизму невозможно дать научное и законодательное определение, поэтому в случае его запрета неизбежно пострадают мирные мусульмане.

На богословской конференции в Грозном сами мусульмане дали абсолютно внятное определение ваххабизму, которое может лечь в основу соответствующего закона.

Всемирная исламская конференция в Грозном

Для чиновников и правоохранителей этого достаточно. Отсутствие консенсуса среди учёных по вопросу определения ваххабизма является обычным делом – консенсусы в научной среде крайне редки, и абсолютно все принятые в России законы, так или иначе затрагивающие религиозную сферу, подвергаются серьёзной критике специалистов.

3. Запрет ваххабизма загонит ваххабитов в угол, они обозлятся и сильнее радикализируются.

Это аргумент из разряда «нельзя брать штурмом Ракку, потому как игиловцы озвереют окончательно и зальют весь мир кровью» («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация). Можно подумать, что российские ваххабиты, которые последние 10 лет ответственны за 100% террористических атак в нашей стране, соблюдают какие-либо договорённости и воюют вполсилы.

Резкое снижение террористической активности в нашей стране связано с повышением силового давления

Практика показывает, что резкое снижение террористической активности в нашей стране связано не с реверансами в адрес ваххабитов, которые были популярны до 2012 года включительно, а с повышением силового давления, которое существенно проредило их ряды и вынудило тысячи самых радикальных представителей этого течения покинуть Россию. Закрытие ваххабитских мечетей не только вынудит ваххабитов разойтись по подвалам и схронам, где они и без того сидят, но и лишит их возможности вести полноценную пропаганду в комфортных условиях. Случайный человек не найдёт ваххабитский агитационный подвал, а вот спутать ваххабитскую мечеть с нормальной он вполне может.

4. Запрет ваххабизма приведёт к разрыву дипломатических отношений с Саудовской Аравией и другими государствами, где эта идеология является официальной.

Такого рода аргумент приходится слышать даже от прокуроров, вот только сотрудники МИД России обеспокоенности по этому поводу не выражают.

Делегация Саудовской Аравии

Потому как хорошо знают историю международных отношений и помнят, что, например, запрет в России террористической организации «Братья-мусульмане» не привёл к разрыву дипломатических отношений или нарушению торговли с Египтом, когда «Братья-мусульмане» пришли там к власти. Вышеупомянутый Таджикистан также сохранил все свои позиции в исламском мире, спокойно отправляет своих паломников на хадж и торгует с ваххабитскими странами.

Есть тут ещё один интересный момент – ваххабиты могут как называть себя ваххабитами (см. высказывания бывшего верховного муфтия Королевства Саудовская Аравия Абд аль-Азиза ибн Абдуллах ибн База), так и резко отвергать это прозвище. «У нас нет религиозных ценностей, которые называют ваххабизмом... У нас одна религия – ислам», – заявил на днях вице-спикер Консультативного совета (Меджлис аш-Шура) Саудовской Аравии Мухаммад аль-Джефри, который особо опроверг утверждение, что ваххабизм является государственной идеологией Саудовской Аравии. А раз ваххабизма там официально нет, то нет и проблем с его запретом.

Заседание Консультативного совета (Меджлис аш-Шура) Саудовской Аравии

Таким образом, ваххабизм в России запретить можно и никаких потрясений это не вызовет. И логика в таком запрете есть – ведь из пяти самых опасных исламистских течений в нашей стране четыре («Хизб ут-Тахрир», «Братья-мусульмане», нурсисты и таблигиты) уже поставлены вне закона как экстремистские и террористические. «Почему же эта человеконенавистническая идеология – я уверен в этом, у меня многолетний стаж общения с ваххабитами – действует легально? Их надо запрещать, иначе – неоправданное море крови. Все практики запрета отработаны.

Запрещены уже три исламских течения, законодательная процедура ясна. Запрещена «Хизб ут-Тахрир» – и действительно, в мечетях стало гораздо спокойнее. Раньше доходило до того, что последователи этой партии вырывали микрофоны из рук имамов, кричали, пятничные службы превращались просто в балаган! Как только запретили – все нормально. Хорошо же! Все вздохнули с облегчением. Они стали скромнее, хотя и не исчезли совсем», – резонно отмечал убитый террористами татарский богослов Валиулла Якупов. Он же обращал внимание и на тот факт, что с убивающими полтора десятка людей в год фашистами в России развернута бескомпромиссная борьба, а ваххабитов, убивающих на порядки больше, тронуть боятся.

Убитый террористами татарский богослов Валиулла Якупов

В настоящее время самые опасные террористическое организации, запрещенные в России – ИГ, «Джебхат ан-Нусра» и «Аль-Каида», – имеют именно ваххабитский характер. «Они берут свои идеи из наших книг, из наших собственных принципов… Те, кто критикует их, как правило, не критикуют их убеждения, они критикуют их действия. Мы не критикуем убеждения, на которых они основываются… Мы следуем тем же убеждениям, но осуществляем их в более усовершенствованной форме» – так недавно отозвался об ИГ бывший имам Запретной мечети в Мекке шейх Адель аль-Калбани, ваххабит-салафит по убеждениям.

В России подавляющее большинство погибших и раненных в терактах за последние 30 лет стали жертвами ваххабитских групп, чья идеология была привнесена в нашу страну из-за рубежа и является чуждой для наших мусульман. Конечно, не всякий ваххабит сейчас является террористом, но почти каждый террорист должен сначала стать ваххабитом. Именно многочисленная ваххабитская община является основной целевой аудиторией террористических вербовщиков – ведь завербовать в ИГ даже «умеренного салафита» на порядки проще, чем шиита, православного или атеиста.

Завербовать в ИГ даже «умеренного салафита» на порядки проще

Запрет ваххабизма нанесёт этой питательной среде серьёзный урон. Как он будет реализован на практике, можно посмотреть на примере Чеченской Республики, где деятельность ваххабитов запрещена де-факто. Именно нетолерантным отношениям к последователям этого течения во многом и объясняется массовый исход террористов за пределы Чечни и кратное сокращение числа терактов на её территории. И чеченская модель применима в пределах всей России.

Роман Анатольевич Силантьев – исламовед, профессор Московского государственного лингвистического университета.

Источник: НГ