Россия и Турция: крепко ли пожали руки?

Первый день работы XXIII Всемирного энергетического конгресса ознаменовался для России и Турции торжеством ответственных подходов не только в межгосударственном, но и в международном смысле, коль скоро от Москвы и Анкары зависит будущее многих региональных и мировых процессов.

Эта ответственность, о которой мы упомянули выше, заключается не только в широко известных позитивных итогах встречи президентов, относящих нас к Турецкому потоку, АЭС Аккую, фруктам, туризму, отмене виз и товарообороту. Хотя и это, несомненно, важно. Но куда значительнее то обстоятельство, что человеческие связи между российским и турецким народом, изрядно пострадавшие от разрыва, получили шанс на новую жизнь. Знаменательно и то, что реанимация этих контактов происходит, во многом благодаря Владимиру Путину и Реджепу Эрдогану, с именами которых общества двух стран связывают свои надежды на данном отрезке исторического времени.

Выступление В.В. Путина на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле. Фото © РИА Новости. Алексей Дружинин

Есть и другие немаловажные аспекты. Надо полагать, правящие элиты уяснили урок, что в российско-турецких отношениях политика всегда будет иметь первостепенное значение. За примерами далеко ходить не надо: Сирия. Так, с самого начала возвращения отношений на докризисный уровень было понятно, что упущения в политическом сотрудничестве (надо было начинать договариваться раньше) между нашими странами не позволят Анкаре с лёгкостью изменить свой внешнеполитический вектор, которому она неизменно была привержена с 2011, – «Асад должен уйти». В конце концов, турецкое руководство должно объяснить своему электорату, значительная часть которого это необразованные люди, что в Сирии Турцией были допущены ошибки. Всё постепенно.

В любом случае, согласие президента Эрдогана на то, что территориальной целостности Сирии нельзя вредить, является сигналом — на этой базе Россия и Турция смогут договориться. Поэтому президента Путина вновь сопровождал глава Генштаба Валерий Герасимов, а значительная часть переговоров с президентом Эрдоганом по Сирии была за закрытыми дверями. Тем не менее, мы услышали от лидеров двух стран во время пресс-конференции, что военные и спецслужбы будут находиться в тесном взаимодействии.

Путин и Эрдоган на Всемирном энергетическом конгрессе в Стамбуле. Фото: © AP Photo/ Emrah Gurel

Трудно переоценить значение сотрудничества в военной сфере с учётом возрастающей международной напряжённости. Ведь Москве и Анкаре, судя по многим оценкам, вполне очевидно, что отношения двух стран не находятся в безвоздушном пространстве. Турция выступает как член оборонительного союза стран Запада – НАТО. Говорить о «дружбе» России и Альянса вряд ли стоит. Все о ней знают.

Однако известно, что турецкое руководство в лице Эрдогана умеет идти на риски и жёстко отстаивать свою национальную позицию в дискуссиях с США и ЕС. Сегодня народной поддержке турками своего лидера могли бы позавидовать многие. Использование этого кредита доверия против России, по крайней мере, на стороне США или НАТО представляется маловероятным. В турецком обществе сильны ультра-антиамериканские настроения, которые появились в Турции далеко не с попыткой госпереворота (прим. турецкие власти обвиняют США в том, что они не выдают предполагаемого организатора путча – богослова и оппозиционера Фетхуллаха Гюлена), а гораздо раньше.

Пресс-конференция Путина и Эрдогана по окончании переговоров в Стамбуле. Фото: © РИА Новости. Алексей Дружинин

Судя по заявлениям и поведению чиновников НАТО, в Альянсе республике платят той же монетой, рассматривая её как самого ненадёжного партнёра. Данное обстоятельство обусловлено позиционированием Турции на международной арене в целом. Ярким примером могут послужить разногласия Анкары с коллегами по НАТО – Афинами (вопрос островов).

Так или иначе, ясно, что второго шанса проводить независимый курс Анкаре может не представиться: грядёт новая американская администрация, которая, с высокой долей вероятности, будет обладать традиционным взглядом на мироустройство. Традиционным и привычным для себя, разумеется. Одним из аспектов этого мировосприятия выступает принцип «кто не с нами, тот против нас». Обычно Эрдоган очень не любит, когда кто-либо ставит перед Турцией «вопрос ребром». Ещё меньше он ценит вмешательство иностранных государств во внутренние дела Турции – излюбленный метод западных партнёров. Москва же, напротив, подчёркнуто возражает против любого подобного вмешательства. Она подтвердила это в реальности, когда Владимир Путин позвонил первым Эрдогану во время путча, выразив свою поддержку легитимному лидеру.

Прощание Эрдогана с Путиным по окончании переговоров в Стамбуле

Таким образом, рассмотренные факторы подсказывают, что все договоренности России с Турцией, достигнутые на этой неделе, скорее всего, не будут пересмотрены Анкарой в угоду требованиям западных партнёров. Это касается и Сирии, где по факту мы уже сотрудничаем.

Заглавное фото: © РИА Новости. Алексей Дружинин

Об авторе: Юрий Мавашев – востоковед-тюрколог, руководитель политического направления ЦИСТ