Ваххабизм должен быть запрещён законом

В конце августа в Грозном прошла Всемирная конференция мусульманских учёных, на которой собрались сотни известных во всём мире религиозных деятелей, имамов и исламских учёных и была принята фетва. В ней даётся определение ваххабизма и ряда других течений, которые определяются как «заблудшие секты современности» и чётко отделяются от традиционных суннитов. Это религиозное предписание вызвало заочную полемику между главой Совета муфтиев России Равилем Гайнутдином и муфтием Чечни Салахом Межиевым.

О значении конференции и принятой на ней фетве, а также о том, как разрешить упомянутый спор, в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал С.Межиев.

– Салах-хаджи, в чем уникальность прошедшей в Грозном конференции?

– В ней принимали участие более ста выдающихся исламских учёных почти со всех стран мира, в том числе верховный имам Египта Мухаммад аль-Тайиб, шейх Саид Фуда из Иордании, ректор университета «Аль-Азхар» в Египте Ибрагим аль-Худхуд, а также более 90 мусульманских деятелей из СНГ и регионов России. Конференция была призвана определить, что такое истинный Ислам, чтобы люди не сбивались с толку, чтобы оградить их от заблуждений. Мы договорились сформировать экспертную комиссию по оценке мусульманской литературы и по электронным СМИ, а также Союз мусульман России, чтобы все были сообща. Мы не тянем ничего на себя, мы говорим: давайте будем вместе бороться с лжеидеологией ваххабизма и тому подобных течений. Важно при этом подчеркнуть, что форум носил сугубо научный характер, а не политический или какой-то другой. После утверждения резолюции муфтиями России и СНГ была принята фетва.

– Каково значение этого религиозного предписания?

– В фетве дается разъяснение того, что такое подлинный Ислам, истинный путь. В ней ничего такого иностранного, непонятного или фантастического мы не открывали. Фетва основывается на Коране и Сунне пророка Мухаммада , и никто не может это отрицать. Мы не открывали Америку, а утвердили то, что уже есть.

– Глава Совета муфтиев России по итогам заседания совета этой организации раскритиковал фетву, усмотрев в ней признаки «заключительного прокурорского обвинения» в адрес ряда экстремистских и террористических течений и сект современного исламского мира, а также стремление «безапелляционно делить мусульман на своих и не своих». Была ли для Вас неожиданной такая реакция?

– Конечно, это было неожиданно. Я просто поразился. Поэтому я настаиваю, чтобы мне научно обосновали своё мнение. Мы приглашали муфтия Равиля Гайнутдина на конференцию, но он отказался. Его позиция означает игнорирование мнения исламских учёных России и зарубежья. Некоторые представители его организации принимали участие в форуме, в том числе муфтий Башкирии, который подписал эту фетву. Когда мы направили её на ознакомление, пришёл ответ от Равиля Гайнутдина, что это какое-то «прокурорское решение» – такой грубый ответ, как будто мы хотим всех мусульман России подогнуть под себя, чтобы они были, как на Северном Кавказе, суфиями, что в этой фетве якобы суфизм принят как абсолют. Такое впечатление, что они этот документ либо не читали, либо читали, но решили оклеветать.

Я предложил, чтобы они изучили хорошенько этот документ и высказали своё мнение, научно обосновав свою позицию в случае несогласия. Затем я попросил их, чтобы мы сели за один стол, подискутировали, чтобы мне показали, где мы разделяем мусульман в этой фетве, какое её слово противоречит Корану и Сунне. В итоге пришёл ответ в неподобающей и грубой форме.

– Как Вы теперь предполагаете выстраивать отношения с Равилем Гайнутдином?

– Я надеюсь, что он поймёт, о чем мы говорим, что они ещё раз хорошенько изучат этот документ и выразят с ним согласие. В противном случае я буду настаивать на том, чтобы они мне показали, где мы ошиблись. Получается, что ошиблось наибольшее количество муфтиев России, в том числе глава Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин, и прав только один Равиль Гайнутдин. Как бы то ни было, я готов в любое время дня и ночи встретиться и содержательно обсудить эту фетву.

– Но мнение Равиля Гайнутдина, который иногда называет себя лидером мусульман России, наверное, сложно будет игнорировать?

– Равиль Гайнутдин не является верховным муфтием России, он председатель Совета муфтиев, надо говорить как есть. Хорошо, он объявил себя муфтием России, завтра объявит другой, послезавтра – третий. Я ж не могу каждого муфтием России признать!

Фетва обязательна для исполнения теми, кто её подписал. Мы будем собираться ещё и продвигать наши идеи дальше. Независимо от того, подписал её или не подписал Равиль Гайнутдин, меня это волнует в плане того, что он не с нами, но не волнует в плане того, что он может нам как-то помешать. Мы на истинном пути и хотим, чтобы люди жили в согласии.

Сейчас в Центральной России, Сибири распространяется идеология ваххабизма. Тогда скажи, достопочтенный шейх, что ты делаешь для противодействия этой идеологии? Какие книги ты издал? Где ты читаешь проповеди против этого явления? С какой молодёжью ты работаешь?

– Р.Гайнутдин заявил, что на конференции международное мусульманское экспертное сообщество было представлено «преимущественно теми регионами, в которых десятилетиями не удается потушить очаги острейших межмусульманских конфликтов, а сами эксперты имели, как чаще всего случается, весьма смутные представления о сути задач, которые стоят перед российскими мусульманами». Что бы Вы могли на это ответить?

– Все желающие могут изучить доклады, которые прозвучали на конференции. Но как можно судить об участниках, не зная, о чём они говорили, будучи не ознакомленным с сутью того, что на конференции происходило? Зачем всё это политизировать?! Когда Совет муфтиев в Москве посещают делегации из-за рубежа, я что, должен спрашивать, зачем они приехали, когда у них дома непорядок?! Это не поддаётся никакой логике.

Может быть, все эти разговоры исходят из каких-то амбиций, потому что когда человека охватывают амбиции и высокомерие, он бывает слепым и разговаривает неразумно.

– Есть ли, на Ваш взгляд, будущее у идеи о том, чтобы законодательно запретить идеологию ваххабизма в России?

– Будущее у этой идеи есть. Мы приняли фетву и итоговую резолюцию, а также обращение к президенту России Владимиру Владимировичу Путину, чтобы на основании этих документов и нашего общего согласия ваххабиты были признаны сектантами и запрещены на законодательном уровне.

Некоторые СМИ называют террористов и экстремистов джихадистами. Я бы призвал всех этого не делать, потому что в противном случае, во-первых, мы признаём, что эти люди – на пути истинного джихада, а это не так. Во-вторых, джихад – это средство для достижения цели, а цель заключается в том, чтобы придерживаться норм Ислама, строить медресе, институты, мечети, учить Коран и помогать бедным, налаживать родственные отношения и так далее. Вот это джихад! Сегодня в России есть все условия для этого: есть закон о вероисповедании, есть свобода, чтобы исполнять эти предписания.

А этих людей нужно называть шайтанами.

Источник: «Интерфакс-Религия»