Гюлен атакует Эрдогана?

Почему в Турции была проведена попытка переворота? Какова в нём роль организации Фетхуллаха Гюлена?

Попытка военного переворота 15 июля была сорвана гражданским обществом Турции, вышедшим на улицы против танков и самолётов. В этом противостоянии от рук путчистов погибли 240 человек. Возникает закономерный вопрос: как это стало возможным?

Напомним, что в 2002 году Партия Справедливости и Развития пришла к власти, выиграв демократические выборы. Первым делом её руководство принялось налаживать прочные связи с США и ЕС, дав старт демократическим реформам в стране: были проведены реформы в рамках процесса вступления Турции в ЕС. Они проводились в согласовании со всеми политическими силами страны. На фоне демократических реформ выявилось, что в армейских кругах готовится военный переворот группами Эргенекон и Бальез, среди недовольных деятельностью правящей партии.

Именно в это время проживающий в США Фетхуллах Гюлен, а также его сторонники выразили желание поддержать партию и влились в её ряды. Прикрываясь попыткой переворота, FETO (организация Ф. Гюлена) внедрила своих людей в армию, полицию, систему высшего образования, судебную систему, потому что на тот момент именно в её рядах было необходимое число молодых и образованных технократов, выращенных в её учебных заведениях.

Организация FETO, позиционируя себя исламской организацией, продавливала дальнейшее сближение Турции с США и Израилем. В 2002–2010 годах почти вся система государственного управления оказалась в руках сторонников Ф. Гюлена. В 2010 году гюленовцы взялись и за ПСР. Они пожелали возглавить эту партию и объявить свой халифат. Они вели политику давления и угроз на лидера ПСР.

Гюленовцы упрекали лидера ПРС, подчёркивая, что пришли к нему на помощь в трудный момент, и прямо угрожали Реджепу Эрдогану репрессиями в случае отказа выполнять их требования.

Лидер ПСР и премьер-министр Турции Эрдоган отказался подчиниться шантажу и прервал все контакты с этой организацией. 17/25 декабря 2011 года состоялась попытка несилового переворота через информационные вбросы компромата в ведущие СМИ против Эрдогана и его семьи. Организаторы вбросов требовали от Эрдогана уйти в отставку, используя скандал. Но вбросы компромата не достигли цели. Попытка информпереворота провалилась. Реджеп Эрдоган начал политику противостояния гюленовцам с зачистки государственного аппарата. Одновременно он дал старт ликвидации экономической подпитки гюленовцев. Гюленовские кадры были хорошо законспирированы в государственных структурах, поэтому их практически невозможно было выявить, что очень осложняло решение задачи.

В то же время живущий в США лидер организации Фетхуллах Гюлен дал указание своим сторонникам сотрудничать со всеми силами, которые можно настроить против Турецкой Республики. Попытка повлиять на политику лидера страны Р. Эрдогана переросла в самое настоящее предательство Турции и её интересов. Учитывая тот факт, что в республиках Средней Азии и России движение гюленовцев было запрещено, Турция официально признала правильность таких действий, а также квалифицировала деятельность организации FETO как террористическую. Террористы, работающие в государственных структурах Турции, выявлялись и увольнялись.

На 1 августа 2016 года в Турции было запланировано одно из регулярных назначений и увольнений военных с присвоением им званий и распределением постов. На эту дату планировалось уволить в запас всех выявленных сторонников Гюлена в Вооружённых силах Турецкой Республики. Стоит сказать несколько слов о том, как выявились хорошо законспирированные там сторонники Гюлена.

В 2010 году в Турции были украдены экзаменационные вопросы единого экзамена по набору госслужащих (KPSS). Украденные вопросы были использованы для внедрения гюленовских сторонников и симпатизантов в структуры государственного управления. Стало ясно, что многие гюленовцы стали госслужащими незаконно, потому что они использовали украденные экзаменационные вопросы. Прокуроры, которые расследовали это преступление, выявили, что таким образом госслужащими стали родственники определённого количества офицеров и высших чинов турецкой армии.

Когда военные-гюленисты (их было выявлено 580 человек) поняли, что 1 августа 2016 года их уволят из рядов турецкой армии, а родственников арестуют и привлекут к ответственности, они начали действовать.

Параллельно с этим развивались и события на мировой арене. В ЕС и НАТО оказалось немало чиновников, недовольных сближением Турции с Израилем и Россией. Власти США относились к лидерам ПСР как к врагам с тех пор, как руководство Турции объявило Курдских сепаратистов (PYD) в Сирии террористической организацией. Напомним, что США оказывали им поддержку. Позиции Турции и США расходились и по вопросам урегулирования ситуации в Ираке и Сирии.

В миграционном кризисе страны ЕС объявили виновным руководство Турции, требуя от него любой ценой преградить путь потоку беженцев. Однако турецкая позиция по миграционному кризису заключается в том, что весь мир должен проявлять гуманизм и совместно решать проблему беженцев из стран Ближнего Востока.

В Сирии и Восточной Европе нарастал кризис между Россией, ЕС и НАТО. НАТО пытается увеличить своё присутствие в Восточной Европе и на Кавказе, но хорошие отношения между Турцией и Россией негативно влияли на все попытки НАТО, предпринятые в этом направлении. Лидер ПСР Р. Эрдоган сделал Турцию страной, которая вышла за пределы отведённой ей роли региональной державы.

Улучшение отношений с Израилем и Россией дают Турции предпосылки и на сближение с её восточными соседями, и шанс на укрепление мира в этом регионе. Сегодня политикой ПСР недовольны такие региональные власти, как правительство Башара Асада в Сирии, генерала Сиси в Египте, а также руководство Ирана и Ирака. По мнению политических руководителей этих стран, в регионе не должно быть сильной Турции. Для ослабления Турции изнутри нужно использовать только террористическую организацию Гюлена, потому что других сил, которые могли бы привести к желаемому результату, просто не было. Тем более что эта террористическая организация, хорошо внедрившаяся в силовые структуры страны – армию, полицию и бюрократический аппарат, – тоже хотела отстранить Эрдогана от управления.

15 июля 2016 года в 22:30 этими силами был дан старт попытке переворота с помощью сторонников в высшем руководстве армии Турции, после чего они были захвачены путчистами, а их местопребывание держалось в секрете. Первым делом, захватив национальное ТВ, путчисты объявили о захвате власти в стране.

Одновременно с этим заявлением прозвучали слова премьер-министра Турции Бинали Йылдырыма, проинформировавшего мировое сообщество о попытке переворота в стране. Он указал на неприемлемость таких действий. Президент Турции, который проводил отпуск в одном из отелей Мармариса, связался по телефону с телевидением и призвал народ выйти на защиту демократии. Народ поддержал президента и вышел на улицы во всех городах и районах Турции.

Выйдя на улицы, народ остановил танки и помешал путчистам свергнуть законно избранную власть в стране. Вооружившись палками и стоя против танков, люди задерживали и передавали путчистов в руки полиции. Путчисты были в шоке от такой реакции народа. Пытаясь разогнать народ и ввергнуть его в страх, они скидывали бомбы на резиденцию президента, Генштаб и парламент. Пытаясь предотвратить силовое сопротивление сил специального назначения полиции, они разбомбили место дислокации ССНП. В этой атаке погибли 40 спецназовцев.

Уже в 2:30 ночи против путчистов начали операцию армейские части, оставшиеся верными президенту и не поддержавшие попытку переворота. С разных районов в воздух поднялись самолёты ВВС Турции для поддержки законно избранной власти. Поднялись истребители, которые смогли нейтрализовать угнанные путчистами лётные машины.

Во второй половине ночи путчисты поняли, что попытка переворота провалилась. Понимая, что невозможно бомбить миллионы граждан, вышедших на защиту законной власти, одни путчисты начали сдаваться, а другие бежали. Некоторые из них успели бежать в Сирию – на территории, контролируемые сирийскими курдами организации PYD.

Население негодовало. Законное негодование вызвало именно использование вооружённых сил Турции против гражданского населения, а убийство военными полицейских спровоцировало ярость людей.

Уже к утру законно избранные руководители Турции взяли ситуацию под свой контроль. Пока военные и полиция продолжали операцию по нейтрализации и аресту путчистов, руководством принималось решение об увольнении с госслужбы прокуроров, судей, губернаторов и других людей, связанных с Гюленом. Начались их аресты. В попытке переворота участвовало до девяти тысяч террористов, которые не смогли противостоять 80-милионному народу. Запад, рассчитывая получить контроль над страной путём военного переворота, подобно египетскому, поддержал путчистов. Путчисты не имели возможности быть успешными без помощи извне.

Однако на Западе не рассчитали, что в Турции народ не приемлет подобные вещи. С риском для жизни турецкий народ заступился за демократически выбранную власть. В то же время против этой попытки переворота выступили все демократически выбранные партии, входящие в парламент Турции. На улицы вышли люди разных политических взглядов и отстояли демократию. Желавшие стравить в Турции секуляристов и исламистов, курдов и турков не имели успеха. Народ вышел на улицы не только Западной части Турции, но и Восточной Анатолии. В городах с курдским населением народ тоже вышел на улицы и протестовал против попытки переворота.

Ещё до попытки военного переворота в Турции предпринимались попытки сменить власть насильственным путём. Сперва были попытки расколоть партию власти ПСР. Затем под предлогом Гези вывести на улицы молодёжь (протесты в Турции 2013 года, предлогом к которым стала вырубка деревьев в парке Гези в центре Стамбула. – Прим. ред.). Была попытка арестовать руководство страны, обвинив его в коррупции. Кроме того, была попытка обвинить легитимную власть в связях с ИГИЛ (запрещённая в России террористическая организация), тем самым поставив её в трудное положение на международной арене. Никого не удивляло, что больше всего терактов ИГИЛ совершали именно на территории Турции, что в странах, обвиняющих Турцию с связях с ИГИЛ, никаких терактов не было.

Те, которые навязывали своё видение по ситуации в Сирии, постоянно пытались списать свои неудачи в Сирии на Турцию. Имея все возможности воевать против ИГИЛ в Сирии (господство над ИГИЛ в воздухе и на земле), эти страны не смогли победить ИГИЛ. Почему? Думаю, это происходило потому, что эти страны просто не имели желания победить ИГИЛ, несмотря на декларацию своих намерений. Этим странам было невыгодно поражение ИГИЛ.

Турция же с первых дней образования ИГИЛ заявляла о том, что это террористическая организация. И о том, что она имеет тесные связи с режимом Асада. Доказывая наличие таких связей на международных площадках, Турция настаивала на создании безопасной зоны на севере Сирии, которая способствовала бы решению и миграционного кризиса. Появление такой зоны сыграло бы большую роль по нейтрализации ИГИЛ в Сирии. Но почему-то ни США, ни ЕС не соглашались на это предложение Турции. ИГИЛ продолжал наносить террористические удары по Европе, но там не появлялось реального желания бороться с ИГИЛ.

Турецкое руководство вывело на чистую воду эти страны, заявив о невозможности существования на Ближнем Востоке режима, уничтожившего полмиллиона своих граждан, объяснив всему миру причину нежелания сотрудничать с этим режимом. Эту позицию открыто озвучивал глава Турции.

Если эти силы рассчитывали на то, что при смене власти путём переворота в Турции они смогут хозяйничать в регионе, то они просчитались. Вот это и есть причина попытки переворота.

Этот переворот провалился потому, что турецкий народ в лице детей, женщин, стариков и молодёжи вышли на улицы навстречу оружию, которым планировалось сместить демократически избранную и законную власть в Турции. Турецкий народ доказал своим героизмом, что в состоянии противостоять внешним врагам и власть в стране принадлежит народу.

 

Автор: Салих Йылмаз,

профессор, преподаватель университета Йылдырым Беязит в Анкаре/Турция.

Участник событий