Пора разбираться в терминах, или О правовой дефиниции толерантности

В нынешнем российском лексиконе всё чаще и чаще фигурирует такое заморское слово, как «толерантность». Оно пришло в русскую речь из иностранных словарей, существует довольно давно и означает «терпение». Тем не менее, вопреки давности самого понятия судебно-правовая система нашей страны не очень-то стремится воплотить на практике весь комплекс мер, применяемый в русле соблюдения этой самой толерантности. Это явление в нашем понимании созрело совсем недавно.

Напомню: Декларация принципов толерантности утверждена Резолюцией 5.61 Генеральной Конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года. И было это сделано, как сказано в Декларации, с целью «избавить грядущие поколения от бедствий войны».

Сама же Декларация принципов толерантности основывается на Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ещё на целом ряде правовых документов, принятых ООН и ЮНЕСКО за весь период своего существования.

Таким образом, Декларация принципов толерантности является очередным напоминанием и утверждением незыблемости этих прав и свобод человека и принята, как указано в самом тексте Декларации, «в связи с участившимися в последнее время актами нетерпимости, насилия, терроризма, ксенофобии, агрессивного национализма, расизма, антисемитизма, отчуждения, маргинализации и дискриминации по отношению к национальным, этническим, религиозным и языковым меньшинствам, беженцам, рабочим – мигрантам, иммигрантам и социально наименее защищённым группам в обществах, а также – актами насилия и запугивания в отношении отдельных лиц, осуществляющих своё право на свободу мнений и выражения убеждений, представляющими угрозу делу укрепления мира и демократии на национальном и международном уровнях и являющимися препятствием на пути развития…».

Ключевой целью принятия Декларации принципов толерантности является создание гармоничного мира без войн и конфликтов, которые изрядно истерзали человечество за весь период его исторического существования, и сегодня приобретение глубоких знаний в атомных и иных технологиях может подвести нас к грани полного самоуничтожения.

В статье 1 (Понятие толерантности) сказано:

«Толерантность – это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Толерантность – это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира».

Когда читаешь эти дефиниции толерантности, в памяти невольно возникает персонаж известного советского кинофильма «Кавказская пленница» – товарищ Саахов, любивший поговаривать: «Всё хорошо, всё прекрасно, да!»

Кто как не России должна быть рада принятию Декларации принципов толерантности?! Ведь в течение менее чем одного столетия страна на себе испытала все прелести развала подряд двух мировых держав – Российской империи и СССР, которые происходили в промежутках трёх мировых войн, последняя из которых характеризуется как «холодная война», также принёсшая немало горя и страданий народам России.

В этом плане наша великая страна как раз нуждается в подобной философии, которая бы способствовала гармоничному общежитию и созидательному труду во благо общества и государства различных национальностей, конфессий и, конечно же, рас, населяющих нашу Родину. Следуя этой цели, в начале «нулевых» годов Российское государство разработало Федеральную целевую программу под названием «Формирование установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе» на период 2001–2005 гг., государственным заказчиком которого стало Министерство образования РФ.

В федеральной программе понятие «толерантность» применяется в трактовке Декларации принципов толерантности, принятой в 1995 году странами-членами ЮНЕСКО. Программа выглядит вполне прогрессивно и демократично, а именно – разработка и реализация эффективной государственной политики формирования установок толерантного, то есть «терпимого» поведения в воспитании личности, семьи, общества и государства.

Однако, как любил повторять другой персонаж не менее знаменитого советского кинофильма «Иван Васильевич меняет профессию», «меня терзают смутные сомнения!».

Под всей этой красивой оболочкой кроется серьёзная проблема, на которую стали делать акцент специалисты в правовых вопросах; стали призадумываться родители и начали бить тревогу представители основных религиозный конфессий. Объясняю, почему!

На самой заре внедрения в наше российское сознание нерусского слова «толерантность» никто не удосужился объяснить нам, какова же истинная дефиниция этого термина. Давайте же, наконец, попробуем разобраться и понять правовую подоплёку этого модного термина – «толерантность».

Как и многие наши сограждане, я сначала и не задумывался над глубоким значением этого слова и тем новым смыслом, который в него сегодня вкладывают «отцы-основатели», пока недавно не побывал на Большом международном форуме в Минеральных водах под названием «Душа по капле свет собирает».Там один из наших коллег (юрист, член родительского комитета СКФО) раскрыл мне ту опасность, которую таит этот на первый взгляд весьма безобидный и гуманный термин, уже про большей части ставший частью нашего лексикона.

Повторюсь: в переводе на русский язык «толерантность» – это «терпение». Звучит весьма обнадёживающе, даже слегка «ласкает слух» и потому воспринимается нашими гражданами весьма благодушно. Ибо призыв к терпимости в отношении лиц разных национальностей и вероисповеданий покоится в генах наших народов, испокон веков живущих в тесном соседстве. На самом деле значение «толерантности» довольно обширно и включает в себя аспекты, при глубоком изучении которых наши граждане относились бы намного толерантней к понятию «толерантность».

Если обратить внимание на среду, в которой зародился этот термин, мы поймём: это понятие является некоей идеей и философией молодого космополитического западного общества с его манерой выбрасывать старьё в утиль, включая национальные особенности, традиционные верования и даже гендерные различия. Тем временем наше российское общество (я бы назвал его евразийским) настроено архаично и консервативно, особенно к своим семейным, национальным, культурным и религиозным догматам. И, как следует из цели основоположников этой новой идеологической доктрины, возникшей в космополитическом мире, эта доктрина должна обеспечить западному обществу согласие и гармонию развития в меняющемся буквально на наших глазах западном обществе.

Однако давайте призадумаемся над целесообразностью и приемлемостью этих западных ценностей нашему евразийскому пространству в лице российского общества. Не зря ведь сказано: «Что для русского благо, для немца – смерть!».

Давайте вернёмся к исходной точке! Как уже замечено ранее, базовыми документами, закрепляющими принцип толерантности, являются Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и так далее.

Из всех перечисленных пактов и деклараций, в том числе подписанных и нашей страной (за исключением некоторых), следует, что «толерантность» есть уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой идентичности, что подразумевает терпимое отношение к иным национальностям, расам, цвету кожи, полу, сексуальной ориентации, возрасту, инвалидности, языку, религии, политическим или иным мнениям, национальному или социальному происхождению, собственности и т.д.

Практически «отцы-основатели» этой идеи провозгласили все принципы человечности, описанные в Святых Писаниях наших основных конфессий: Ислама, Христианства, Иудаизма, равно как и всех остальных, добавили туда совсем немного: лишь один пункт, касающийся «сексуальной ориентации»! Тем самым они, по сути, перечеркнули всё то, о чём сказано в наших Святых Писаниях и что принято в нашей традиции и культуре, посягая и на семейные устои. Не побоюсь сказать, что атака сделана на такое понятие, как «культ семьи».

Истинно сказано: «Когда человек стремится к хорошему, то сатана открывает ему семьдесят дверей добра, среди которых есть одна дверь зла, где находится зло, которое перечеркнёт всё то добро, которое сделает человек, если войдет в эту дверь».

Раскодируем сказанное только что: когда мы окончательно подпишем все документы, связанные с Декларацией принципов толерантности, и внедрим у себя её принципы, тогда нам придётся терпеть гомосексуалистов, различного рода извращенцев и сектантов. Более того, они будут учить наших детей в школах, осматривать в больницах, учить их азам жизни начиная с детских садов. В конце концов, нам придётся смириться со свободой сексуального выражения чувств в общественных местах, на экранах ТВ, жить на одной улице с педофилами, гомосексуалистами и т.д. И любой протест против этой и других «красот» западного образа жизни, наблюдаемых нами сегодня, будет считаться нарушением принципов толерантности и грозитьуголовной и административной ответственностью. Давайте зададимся вопросом: готовы ли мы к этому и такое ли именно общество мы желаем для наших детей?

У меня, как и у многих сограждан, обеспокоенных будущим наших детей, возникает вопрос: почему человека, утверждающего, что он – марсианин или Наполеон, лечат в больнице, а мужчину, который говорит, что он женщина, или женщину, которая себя считает мужчиной, необходимо защищать?!

Всё перечисленное выше и с точки зрения нашей традиционной религиозной и светской морали, и с точки зрения фрейдовского психоанализа является болезнью, а значит, должно быть подвергнуто лечению, а не популяризации.