Абу-Бекир Шабанович: «Нет чужих, есть только свои – мусульманин мусульманину брат»

Интервью с Председателем Мусульманского религиозного объединения в Республике Беларусь, муфтием Абу-Бекиром Шабановичем

– Уважаемый муфтий Абу-Бекир-хазрат, вы работали учителем физкультуры, истории, работали в Министерстве образования Республики Беларусь. Сегодня Вы – муфтий. Такое разнообразие профессий, не правда ли?

– В детстве никто не мог предположить, что моя судьба так сложится. Школу я закончил в 1956 году. Я, как принято сегодня говорить – ребенок войны, то есть из детей, которые помнят войну, те страшные бедствия. Мое детство проходило в холодные и голодные послевоенные годы. В школу мы ходили до первых морозов босиком, но учились, старались. Мои учителя видели во мне агронома, потому что я тяготел к земледелию, ведь основное занятие белорусских татар – огородничество. Мне давали направление на обучение за счёт колхоза. Другие говорили, что я буду учителем, третьи – военным, потому что я занимался спортом. Естественно, сельские дети умели плавать, стрелять, хорошо бегали, делали самопалы, бывало, находили не взорвавшиеся мины, снаряды и подрывали их на костре, так и прошло детство. С самого раннего возраста такая подготовка к жизни была. Должен заметить, что в школе я был физически вынослив, отлично бегал, замечательно прыгал и в высоту, и в длину, ходил на лыжах на короткие дистанции 10-15 км. В районе всегда был чемпионом, а в области в первую десятку входил. Окончив школу, я пошел учиться в институт физической культуры на заочное отделение и параллельно работал в школе учителем физкультуры. Потом меня забрали в армию, там я проявил себя как волейболист. Так оказался в спорте. Два года работал в школе-интернате воспитателем и учителем. Затем мне предложили поступить в университет на исторический факультет и играть за сборную республики по волейболу. Впервые я понял свое призвание на лекциях профессора по древней истории. Он рассказывал о древнем востоке и об Исламе. Я сказал ему, что я мусульманин. С его помощью стал изучать Ислам. Так же досконально мы изучали христианскую религию – Библию, Ветхий Завет, Новый Завет. Затем приступили к изучению Корана. Для этого нужно было читать, и я много времени проводил в библиотеке. Библиотекари с уважением относились ко мне и всегда помогали. Моя родная тема – это изучение моего рода. Но я не оставил спорт, ездил на соревнования с учебниками, чтобы не отставать. Так успешно окончил университет. По распределению меня направили в Минский городской отдел народного образования. Там нашли применение моих сил: направили в школу олимпийского резерва как тренера и историка.

 

– И как же, проработав столько лет педагогом, в Министерстве, попали в муфтият?

– Это не случайно, все по воле Аллаха. Моя семья всегда жила Исламом, при всех житейских невзгодах мы полагались на Аллаха. В моем поселке Ивье была единственная мечеть в республике, которую власти не смогли закрыть ни на один день. Бывали даже забастовки. Народ не позволил отнять веру – единственное, что связывает нас со Всевышним. Эта мечеть стала не только символом объединения, но и единственной соборной мечетью в Белоруссии. На праздники Курбан-Байрам и Ураза-Байрам приезжали семьи из Прибалтики и Польши. Отец мой был председателем общины, а дядя – имамом, и все вопросы решались у меня дома. С детства я все это видел, и у меня была к этому тяга. Когда я учился на третьем курсе в университете, мне говорили, что нужно получить еще и исламское образование, но я решил сначала окончить университет и потом уже ступил на стезю религии. Как только развалился Союз, возникли проблемы наведения порядка, восстановления мечетей, и мы долго решали все эти вопросы, советовались. Далее минчане начали объединяться и решать многие религиозные вопросы. Я стал предлагать свои идеи и говорил, с кем нужно связаться и как решить все проблемы. Общественность меня поддержала и выдвинула в лидеры мусульман. Так меня избрали в белорусское объединение татар «Аль Китаб». Мы начали заниматься религией. Начинали с организации праздников, молитв, причем на местности, мечетей-то не было. Начались необоснованные придирки, говорили, что этим должно заниматься не наше объединение, а представители министерства культуры. Но мы доказали обратное. Начали разрабатывать проект мечети. Нам дали разрешение на ее строительство, оно идёт уже 11 лет. В этом году планируем ее открытие.

 

– Я читала ваши интервью, и во многих из них поднимается тема духовно-нравственного воспитания. В более ранних интервью вы говорили о том, что на уровне просвещения работа ведется на недостаточном уровне. Прошло много времени с тех пор, как вы состоите в должности муфтия. Какую оценку вы можете дать просвещению мусульман Белорусии на сегодняшний день?

– Времена меняются, и требования повышаются. На сегодняшний день много медресе, много групп воскресных школ. Работаем круглосуточно, но этого все равно мало. Мы должны работать не только с мусульманами – это само собой, но и уделять внимание не мусульманам, дабы объяснить им и показать, что Ислам – это религия мира и добра, религия милосердия.

 

– Я смотрела статистические данные по переписи населения Белоруссии, в частности, мусульманского населения. По тем годам, данные которых были приведены, наблюдается тенденция к уменьшению мусульман в Белоруссии. По вашему мнению, с чем это связано?

– Это официальные данные, которые зависят и от демографической ситуации: умерло определенное количество мусульман, а на их место не приехали коренные мусульмане, миграции не произошло. Также количество мусульман уменьшается по официальной версии в результате смешанных браков. Повторюсь, это официальная статистика. По нашим же данным мусульманское население растет. У нас каждую неделю белорусы принимают Ислам. У нас высокий уровень правопорядка и образования, поэтому многие приезжают для получения профессии. Миграция усиливается, и наша задача состоит и в том, чтобы в числе мигрантов было больше мусульман.

 

– С какими проблемами сталкиваются мусульмане в Беларуси, и каким образом вы стараетесь их решить?

– Проблема всего общества – это алкоголизм, наркомания, спайс. Это ведь работа не только органов, но и наша. Мы несем ответственность перед семьей человека, который приехал к нам. Мы стараемся  оказать помощь, пытаемся поговорить, повлиять, посещаем общежития. Бывает, сами коменданты звонят и просят отправить имама для помощи. Также стараемся помочь социально незащищенной категории граждан, элементарно купить учебники в школу. Сейчас, например, у нас прошла акция по сбору гуманитарной помощи сирийским беженцам, проживающим сегодня в разных государствах.

 

– Как и чем живет мусульманская молодежь Беларуси?

– Проходит множество самых разных мероприятий. К слову, мы каждый год 20 апреля проводим Международную научно-практическую конференцию о жизнедеятельности нашего Пророка Мухаммада (мир ему и благословение Аллаха). Все конференции ведутся открыто и строго на научной основе. Проводим исследования китабов, переводим, изучаем, даем возможность высказаться ученым не только из Белоруссии, но и Польши, России. И нас приглашают на конференции. Особенно отмечу конференцию, которую проводила система Комитета государственной безопасности. На современном уровне они попытались проанализировать, как бороться с радикализмом, экстремизмом и терроризмом не только в исламским, а вообще в мире.

Хотелось бы отметить, что при уполномоченном по делам религии и национальностей совета министров Белоруссии у нас организован орган – Республиканский межрелигиозный совет из первых лиц. Туда входит 23 религиозные организации, и мы ежемесячно собираемся на заседания. Работа всегда ведется совместно, чтоб повысить эффективность.

 

– Уважаемый Абу-Бекир-хазрат, вы являетесь ассоциированным членом Совета муфтиев России. Какие отношения поддерживаете с мусульманами России, с какими конкретно регионами вы сотрудничаете?

– Мы в договорных отношениях о сотрудничестве с Татарстаном, поддерживаем отношения с Центральным духовным управлением мусульман России. Я побывал недавно на научно-образовательной конференции в Санкт-Петербурге, и там постарались навести мосты сотрудничества. На сегодняшний день нас поддерживают турки в строительстве мечети. У нас дружеские отношения с Кувейтом и Саудовской Аравией.

 

– У вас есть сын, внук. Помогают ли они вам или, может, продолжают вашу деятельность?

– У меня только один сын, невестка у меня золотая. Сын в школе учился на «отлично», окончил с «золотой» медалью, окончил Медицинский университет с «красным» дипломом. Поступил в аспирантуру, защитил диссертацию, сделав открытие в челюстно-лицевой хирургии, в частности, в лечении слюнных желез.

Мой девиз – живи жизнью ребенка, а он будет жить твоей жизнью. Я всегда с детства с ним разговаривал, советовался, мы даже бюджет с ним обсуждали, ребенок на равных с нами обсуждал семейные вопросы, приобщался к самостоятельности. Он всегда был ответственным, добрым, мягкосердечным, всегда относился к нам с уважением. Если возникала какая-то проблема, я всегда садился за стол переговоров с семьей. Я всегда верил в сына, жил им. Я им горжусь. А внук мой – Бекир, оканчивает школу и идет по моим стопам. Учится в медресе. Он крепкий, выносливый, высокий. Сейчас мы хотим его направить в Турцию на обучение. Я в своих детях души не чаю. У меня есть надежда, что продолжение моего рода будет достойным.

 

– И напоследок, что бы вы пожелали мусульманской общине России?

– Мусульманам России и всем желаю истинного мусульманского братства. Каждому желаю заниматься своим развитием, начинать с себя, стараться быть достойным мусульманином. Нет чужих, есть только свои – мусульманин мусульманину брат. Также огромное значение в нашей жизни имеют женщины. Есть неоспоримая аксиома – Рай находится под ногами матерей. Мужчины должны беречь женщин. Я желаю, чтобы ценность Ислама была сохранена. Желаю мира и чтобы мы чаще встречались и всегда подставляли плечо помощи друг другу.

Беседовала Муслимат Раджабова