Курдистан – государство, которого нет

Несмотря на многовековое существование курдской нации и длительную борьбу курдов за создание своего независимого государства, «курдский вопрос» до сих пор не решён. В последние годы проблема курдской автономии, обретения этим народом национальной независимости приобрела на Среднем Востоке наибольшую остроту и служит одним из основных факторов нестабильности в регионе.

С. Задонский

 

Курдистан – это государство, которого нет и которого, по большому счёту, никогда и не было. Однако это золотая мечта большинства курдов, проживающих на территориях Турции, Ирана, Ирака, Сирии и перманентно распределённых по всему остальному миру. Нужно сказать, что мечта эта насчитывает уже не одну сотню лет, она впитывается потомством вместе с молоком матери и рассказами отца… и так просто курды вряд ли когда откажутся от неё.

Курды – это весьма многочисленная нация, она насчитывает порядка 35 млн человек (а это 4-е место среди народов региона после арабов, тюрков и персов). В настоящее время они являются самым большим этносом в мире, который не имеет собственных национальных прав и разделён между несколькими государствами.

Фактический Курдистан (территория, на которой проживает большинство представителей данной национальности) занимает очень важное стратегическое положение в регионе, а борьба курдов за самоопределение выводит их на международную арену.

Курды расселены крайне неоднородно. Больше всего их проживает в Турции (47 %), затем в Иране (32 %), в Ираке (16 %), Сирии (4 %), на территории бывшего СССР (1 %) – остальные расселились по европейскому и американскому континентам.

Курдский язык тоже неоднороден и включает в себя несколько диалектов, наличию которых, впрочем, сами курды не придают особого значения. Как правило, лишённые возможности получать образование на родном языке, они знают и языки основной страны проживания.

Курдские районы во всех четырёх странах отличаются отсталостью хозяйства, низким уровнем развития, слабостью социальных отношений и культуры. Очень многое здесь ещё держится на родоплеменных и феодальных отношениях, хотя в последнее время происходят значительные сдвиги. И это создаёт основу для становления курдской национальной политики.

 

Немного истории

Курды – это один из древнейших народов Передней Азии: их предки, которые, как считается, родом из Северной Месопотамии, самоопределились примерно в 4-м тысячелетии до нашей эры. Процесс этнической консолидации народности начался в 1-м тысячелетии до н. э. уже на основе ираноязычных пастушеских племён. Начавшись ещё в древнеперсидской империи, этот процесс захватывает практически 2 тысячи лет и завершается уже при включении этого региона в Арабский Халифат.

Несмотря на этнологическое самоопределение, история курдов не знает попыток основания государства. Вполне возможно, это связано с соседними племенами, которые самоопределились раньше и благодаря сильному государственному управлению помешали в этом курдам.

А благодаря своему геостратегическому положению земли Курдистана на много веков стали ареной войн и переделов зон влияния, набегов кочевников и освободительных восстаний. Курды несли огромные человеческие и материальные потери, но… не сдались.

Однако курды были слишком раздроблены, и объединить их для совместных выступлений и образования единого государства не смог даже самый известный из них, победитель армии крестоносцев Салах-уд-Дин (Саладин).

В начала 16 века произошло окончательное разделение курдов (в данном случае между Ираном и Турцией), а в начале 20 в. оно только усугубилось за счёт выделения части курдской территории Ираку (под патронажем Англии) и Сирии (под патронажем Франции). В это время территории Курдистана используются как арена пограничных конфликтов, они фактически играют роль буфера. Все восстания за независимость были жестоко подавлены.

Осознанное «объединение» одной идеей курдов разных территорий и реальные выступления с требованием независимости начались с 20–30-х гг. 20 века. Но с ними, как и раньше, предпочитают не разговаривать, а просто «топить в крови».

Во времена «холодной войны» освободительное движение курдов активно поддерживается СССР, поскольку таким образом он приобретал возможность активно влиять на политику стран Ближнего Востока. В связи с этим курды быстро оказываются в зоне пристального внимания западных стран, и их национально-освободительные организации объявляются террористическими.

В 1974 году Багдад был вынужден пойти на создание курдской автономии, что и стало активизацией Турецкого Курдистана. На Ближнем Востоке загорелся новый очаг напряжённости. В Иране положение было чуть лучше, но до поры до времени. В Ирано-Иракской войне курды опять стали буфером между странами, понесли огромные потери – и не только вследствие военных действий, но и от карательных антикурдских операций (когда конфликтующие стороны подозревали их в измене). Кроме того, Багдад, воспользовавшись военным положением, отыграл назад вопрос о курдской автономии.

Во второй половине 80-х усилились освободительные тенденции в Турецком Курдистане. Причём деятельность Оджалана (лидера турецких курдов) явно переросла границы Турции и стала охватывать Сирию и Ирак. Что дало, в свою очередь, турецким военными «право» на карательные экспедиции на территорию соседнего государства (иногда до 30 км вглубь). А Сирия под давлением Анкары вынуждена была отказать Оджалану в политическом убежище (что привело в дальнейшем к его поимке и осуждению). События в Турецком Курдистане постепенно приобретают общекурдский масштаб, как и антикурдские акции всей четвёрки.

В начале 90-х под протекцией США курдам в Ираке повторно удаётся добиться автономии, более того – они оказываются под воздушной защитой Запада. После войны в Ираке и свержения режима Саддама Хусейна проблемы курдов обсуждаются в Европе и США. Фактически в настоящий момент вполне возможно перерастание автономии в самостоятельное государство под протекцией Запада. Хотя стоит вспомнить и о том, что большую роль здесь играет не столько признание суверенности курдской нации, сколько возможность создания зоны влияния на Иран и Турцию. Т. е. даже в этом случае курды опять выступят в роли буфера.

Иранские эксперты утверждают, что создание Курдского государства с опорой на США нацелено не на стабилизацию ситуации в регионе, а на усиление конфронтации и угроз в отношении соседних государств. Иран, таким образом, занял выжидательную позицию по этому вопросу, прекрасно понимая, что США непосредственно управлять в Курдистане не смогут и рано или поздно он окажется в зоне влияния Тегерана (поскольку ни арабские страны, ни тем более Турция принять такое государство окажутся не в состоянии). Сирия, в свою очередь, используя тот факт, что практически никогда не проводила репрессий относительно курдов, пытается создать в регионе противовес американо-английской позиции по Курдистану.

Однако современность вносит свои коррективы в курдистанский вопрос. Иран фактически блокируется западными державами и постепенно теряет свой вес в регионе. Сирия в огне революции, и её итог пока не известен. На волне «арабской весны» поднимаются и национальные интересны турецких курдов. И вот очередная провокация – организованное нападение курдских повстанцев на блокпосты Турции 19 октября, ставшее самым масштабным за последние 30 лет.

Турция теряет 26 человек убитыми, десятки раненых военнослужащих заполняют госпиталя. Естественно, Анкара не могла оставить эту вылазку безнаказанной: она начинает военные действия против боевиков не только на своей территории, но и углубляясь на территорию соседнего Ирака.

«Создаётся впечатление, – отметил известный азербайджанский политолог и дипломат Фикрет Садыхов, – что кому-то выгодно разжечь ещё один пожар в этом регионе, создать незатухающий кровавый конфликт, потому что курдские повстанцы совершают подобные набеги на турецких военнослужащих не в первый раз, и каждый раз турецкая армия теряет многих своих военнослужащих».

Конечно, мечта о независимости своего народа – это очень благородно, вот только методы, ведущие к ней, такими не выглядят. Турецкие лидеры утопят в крови курдские поселения, погибнут дети и женщины, будет разрушена (в который раз!) инфраструктура… Это спровоцирует новую волну антитурецкого террора.

Может, пора бы уже остановиться и вспомнить, что обе стороны конфликта придерживаются религии Ислам? И что мусульманину запретно убивать кого-либо без права, а уж тем более запретно убивать своего брата-мусульманина. Ведь тот, кто совершит убийство, как будто убьёт весь мир! Ведь разве провинился в чём-то солдат, убитый на передовой, или двухлетняя девочка? Они не принимали решения против курдов. Точно так же ни в чём не виновата женщина в курдском селении, погибшая от турецкой бомбёжки.

Политические проблемы нужно разрешать политическими методами. Сторонам давно пора сесть за стол переговоров и объясниться.

Может ли стать Курдистан признанным государством, если каждая пядь его земли пропитана кровью – и своей и чужой? Нужна ли такая независимость, за которую придётся погибнуть детям, женщинам и старикам? А в плане Турции – нужен ли ей такой взрывоопасный конфликтный домочадец или лучше его сделать мирным соседом?

Согласитесь, есть над чем задуматься обеим сторонам.