Кавказу – мир!

Что мешает мирному процессу?

На Кавказе льётся кровь. Погибают молодые и старые, женщины и дети. Смерть неразборчива. Когда людей охватывает ненависть и злоба, а в руках оружие, смертельная агрессия выливается на всех без разбора: и виновных, и невиновных.

Когда стали слышны голоса, призывающие к миру, удивляло лишь одно: почему так поздно?! Неужто план по смертям перевыполнен и можно закрывать лавочку смерти? А когда прислушаешься к мирным инициативам повнимательнее, возникает ещё больше вопросов. Почему-то предлагается примирить последователей идей ибн Абдулваххаба и остальных мусульман. Да, между ними есть идеологическая пропасть, но вооружённого противостояния как такового мы не наблюдаем. Нет НИ ОДНОГО ФАКТА, который бы свидетельствовал о том, что обычные гражданские лица убивали ваххабитов, руководствуясь какими-либо идеями. При том, что с другой стороны призывы к насилию имеются и осуществляются – количество убитых имамов и религиозных деятелей исчисляется десятками. Но опять же, повторюсь, конфликт подразумевает обоюдную агрессию, а её нет.

Какие же стороны фактически участвуют в противостоянии? Сегодня идёт конфликт между последователями идей ибн Абдулваххаба и органами власти. Одних убивают в терактах, других – в спецоперациях… И, чтобы прекратить эту братоубийственную войну, нужно сесть за стол переговоров – это однозначно, другого пути нет.

Какие практические шаги, которые послужили бы гарантиями дальнейшего мира, могут сделать противоборствующие стороны?

Со стороны силовых структур, скорее всего, это выразится в приказе от первых лиц. Там всё просто, всё подчинено жёсткой иерархии.

Сложности возникают с другой стороной конфликта. Во-первых, есть ли там какая-либо управляемость? Имеются ли лица, чьё слово станет решающим? Пока таких не видно. Оно и понятно, в целях безопасности... А если это видные политические фигуры? Обозначив свою связь с «лесными», они рискуют дискредитировать себя. И тут стоит очень сложная задача – убедить их выйти из тени.

Во-вторых, чем можно гарантировать, что в будущем убийства не продолжатся? Действия боевиков оформлены в определённую идеологическую модель. Это не просто месть за безнаказанность властей и её коррумпированность. Здесь имеются призывы бороться с неисламской властью, властью «тагута». Всё подкрепляется доказательной базой якобы из Корана и Сунны. Как быть с этим? Если не обозначить ошибочность таких убеждений, если сторонники «лесных» не признают её, никто не сможет гарантировать, что боевые действия не продолжатся в будущем. Ведь это будет не мир, а всего лишь перемирие. Детонатором возобновления конфликта может послужить любая провокация.

Чтобы лишить потенциальных противников идеологической базы, необходима широкая пропагандистская работа по всему фронту, во всех СМИ, с подключением известных богословов с мировым именем. На данном этапе таких подвижек не наблюдается. Идеи миротворческого процесса были озвучены на Съезде народов Дагестана ещё полгода назад, но пока не сделано ни одного шага к развенчиванию призывов к войне с государством. Доводы мусульманских богословов, не придерживающихся идей ибн Абдулваххаба, экстремистами даже не рассматриваются. Отсюда вывод: такие посылы должны исходить из их же среды. Но этого не происходит. И, как следствие, – недоверие органов власти к начинаниям миротворцев, что вылилось, по сути, к фактической их заморозке.

Жалко будет, если ребёнок так и не родится… Тем более что смерти продолжаются, каждый день приносит новые жертвы. Каждый день, каждый час, каждая минута стоит очень многого – человеческой жизни!