Шахид … как много в этом слове

Шахид – словарное значение - павший за веру, мученик, свидетель. В терминологии Шариата термином «шахид» обозначают павшего в справедливой войне с агрессорами, защищая Ислам и свободу соблюдения и изучения мусульманами своей религии. Шахидами, вместе с этим, в хадисах Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) называются люди, погибшие от рук бандитов при самообороне, умершие от различных эпидемий и даже влюбленные, умершие, сохранив свою честь. Также этот термин употребляется в юридической практике по отношению к свидетелям преступления, при заключении брака и т.д.

На сегодняшний день в России провозглашена свобода совести, закрепленная Конституцией страны. Мусульмане имеют возможность свободно издавать религиозную литературу, строить мечети, изучать и соблюдать исламские нормы, распространять информацию о своей религии.

Вообще, джихад (усилие, усердие в вере) в шариатской терминологии означает стремление изо всех сил к тому, что является для человека самой благородной и возвышенной целью, т. е. милость Аллаха и полное предание Его воле, путем совершения благих поступков. Для этого требуется долгая и упорная внутренняя борьба человека против своих страстей, пороков, которые могут сбить его с истинного пути добра и благочестия.

Кроме внутренней борьбы, мусульманин обязан вести борьбу с социальными пороками, путем распространения достоверной информации об Исламе. Одной из форм джихада также является война, в случаях, оговоренных выше, когда избежать её не удаётся.

Мученичество за веру так или иначе характерно для всех монотеистических религий. В первую очередь, это соотносится с жертвенностью Исмаила, сына Ибрагима (Авраама), мир им обоим. В христианской и иудейской передаче Авраам по велению Бога был готов принести в жертву другого своего сына Исаака. Однако в данном случае это существенной роли не играет.

Важно другое, что и Ислам, и христианство высоко ставят степень принявшего смерть за веру. «Смерть мучеников есть явное поражение убивающих и блистательная победа убиваемых», - говорил один из апологетов православной церкви Иоанн Златоуст.

Однако Ислам не разделяет бытие человека на мирское и духовное, поэтому он шире смотрит на вопрос того, кто является мучеником, признавая право считаться таковыми, в отличие от христианства, и за павшим на войне, и от рук преступников, защищая себя, свою семью, веру. При этом, как и в любом проявлении человеческой деятельности, внутренних движений души важно искреннее намерение человека.

К шахидам также относятся: умершие от чумы, плеврита, туберкулеза, от болезней живота, утопленники, женщины, умершие во время беременности и после родов в результате кровотечений, погибшие при самообороне, защите семьи или имущества, отстаивании своей веры.

В священном хадисе Пророк, мир ему, также сказал: «Кто влюбится и умрет, сохранив себя от греха прелюбодеяния, приравнивается к шахиду». Имеются в виду люди, не успевшие по каким-то причинам, вступить в законный брак.

Шахидами, например, являются мусульмане, павшие на фронтах Великой отечественной войны, защищавшие свою землю, веру от оккупантов с искренним намерением. Образцом высочайшего героизма и жертвенности не так давно провозглашались и для большинства населения нашей страны остаются (за исключением некоторых маргинальных деятелей) такие имена как Александр Матросов, Николай Гастелло, Леня Голиков, батальон героев-панфиловцев и т.д., пожертвовавшие собой во имя освобождения Родины.

Не лишним будет также напомнить, что сегодня в Дагестане считается, что смертью шахида погиб от рук террористов муфтий республики Саидмухаммад Абубакаров. Он один из первых призывал общество обратить внимание на растущую угрозу ваххабизма. Однако своевременно ни в высоких кабинетах, ни где-либо еще его слова не были услышаны.

Защита себя и своей веры считаются благодеянием почти во всех конфессиях. Подобные действия поощряются всеми здоровыми силами общества, включая и религиозные институты. Даже буддийские монахи в Бирме стояли в авангарде Сопротивления против колониальных властей, а православные христиане с благословения церкви воевали с оружием в руках против фашистских оккупантов.

Другое дело, когда идеалы мученичества и жертвенности приобретают гипертрофированные формы. Как, например, в современной квазикультуре потребления. Именно в ней стали возможны призывы типа: «Живи быстрей, умри молодым» с культом употребления наркотиков, беспорядочных половых связей и проч.

Здесь есть свои ''герои'': Джим Моррисон, всю жизнь занимавшийся систематическим самоуничтожением и умерший от передозировки наркотиков, аналогичная смерть постигла певицу Дженис Джоплин, умер, как указанно в официальном заключении, от удушья собственной рвотой в результате интоксикации барбитуров легендарный гитарист Джими Хендрикс, застрелился Курт Кобейн, певший, что «ненавидит себя и хочет умереть». Этот список далеко не полный.

Почти такое же отношение к понятию смерти за веру в Исламе имеет захват заложников или любой другой акт террора. По этому поводу шейх Ибн Джибрин в книге «Кайфа ну´алидж уаки´уна аль-алим» пишет: «Нет сомнения, что захват заложников никак не оправдывается с точки зрения Ислама, это глубоко невежественное и ложное действие. Более того, это - преступление, выходящее за любые пределы, наводящее ужас на заложников».

Ибн Джибрин называет террористов, захватывающих заложников, бандитами и пишет, что, если среди попавших в беду есть достаточно натренированные люди, то они могут постараться нарушить планы террористов. Таким образом, павший при освобождении заложников от рук тех, кто может называть себя «шахидом», сам по воле Аллаха становится шахидом.

Обращаясь к захвату мюзикла «Норд-Ост», важно отметить, что люди, совершившие это с любой точки зрения преступление, не представляют какого-либо иного взгляда на джихад или смерть за веру в Исламе. Хотя подобная точка зрения была озвучена некоторыми СМИ.

О противоречии Исламу их деятельности говорит уже хотя бы полное религиозное невежество главы террористов, захвативших заложников в Москве, Мовсара Бараева, который называл себя шахидом, при том, что шахидом по определению может считаться только мертвый.

Более того, Бараев даже не знал перевода названия собственной «бригады» «Рияду салихин». Так с его слов бандиты стали «смертниками Ислама», что дало повод, например, НТВ заявить, что «террористы на языке Шариата называются шахидами».

Тем не менее, дословно «Рияду салихин» означает «Сады праведных». Это имя носит известный сборник хадисов Имама Навави, который, вполне очевидно, к терроризму никакого отношения не имеет. Возможно, что за свою недолгую жизнь Бараев видел или слышал от кого-нибудь это название.

Вообще фактор отсутствия должного количества исламских теологов и медресе, плюс нерешенность целого спектра социальных проблем, вызвавших многократное превышение критического уровня криминогенной обстановки стали едва ли не решающими фактором распространения псевдоисламского течения ваххабизма в Чечне. Его идеологи, прикрываясь терминологией Ислама, фактически проводили политику обратную интересам мусульман.

Например, как показывало российское телевидение, на праздновании шестой годовщины независимости Чечни побывала делегация из Израиля, где встретила радушный прием.

Через год же в конце ноября 1998 года в «Коммерсанте» прошла информация «Чеченцы рассчитывают продавать Израилю нефть», в которой были приведены слова представителя парламента Ичкерии Хамида Хатуева, что на нефть в Ичкерии «хочет сесть Израиль».

Тут же можно вспомнить до сих пор сохраняющиеся связи боевиков с Борисом Березовским, а также махинации «амиров» с британским магнатом, выходцем из еврейской династии банкиров Джеймсом Голдсмитом, не менее известным и одиозным, чем Джордж Сорос.

В этой связи в 1997 году в Вашингтоне была даже создана Кавказско-американская торгово-промышленная палата, которой формально руководил бывший вице-премьер Ичкерии Хож-Ахмет Нухаев, а группу экспертов возглавил бывший председатель Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали. Интересно, что СМИ РФ стали уделять повышенное внимание ваххабитам именно в то время, когда международные нефтяные компании и финансовые группировки проявили огромную активность к каспийской нефти.

В этом свете заявление видного политолога Дмитрия Ольшанского в программе «Времена», в котором он фактически утверждал, что терроризм – это одно из направлений Ислама, а все попытки мусульманских ученых опровергнуть данное мнение ничего не стоят, заставляют серьезно задуматься, кто и зачем пугает Россию «шахидами» и их «поясами»?

На фото: Муфтий Дагестана Сайидмухаммад хаджи Абубакаров, павший смертью шахида от рук террористов в августе 1998 г.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки