Очередной «Good bye» Узбекистана

Из Узбекского министерства иностранных дел в секретариат ОДКБ поступила нота о приостановлении членства в организации. В качестве причины указано то, что «деятельность организации не соответствует интересам Узбекистана». Что это – очередное расставание или прощание навсегда? И есть ли у Узбекистана альтернатива приостановленному членству?

Второй раз за историю существования Организации договора коллективной безопасности Узбекистан приостанавливает своё членство в ней. Многие считают, что это напрямую связано с формированием личных интересов Ташкента в отношениях с Вашингтоном. Однако однозначно судить сложно, поскольку есть и ещё некоторые моменты, которые не устраивают Узбекистан в его нынешнем положении.

Однако можно сказать определённо, что политика Ташкента меняется, причём меняется весьма стремительно, и вполне возможно появление у страны новых приоритетов и ориентиров.

В частности, это касается отношений с США, ближайшими соседями в регионе и с Афганистаном.

В договоре по ОДКБ есть одно условие, которое запрещает странам-участницам договора размещение на своей территории военных баз третьих стран без обязательного одобрения этого решения всеми остальными странами-участницами. Но в данный момент, в условиях скорого завершения присутствия войск США в Афганистане, существуют варианты перебазирования части американского оружия на территорию Узбекистана и создания американской базы именно здесь. Соответственно Ташкент получает реальную возможность усилить свой военный потенциал и претендовать на лидерство в Среднеазиатском регионе (в настоящее время региональным лидером считается Казахстан, но Ташкент год за годом старается это оспорить). Присутствие же американской армии на территории, официально контролирующейся ОДКБ, явно не смогут положительно оценить ни Россия, ни тот же Казахстан. А значит, выход у Узбекистана был один – приостановить своё членство в данной организации.

Нужно отметить, что это уже не первое прощание Ислама Каримова с ОДКБ. В 1999 году официальный Ташкент также выходил из состава организации, однако через 7 лет вернулся обратно, после известных событий в Андижане он просто вынужден был так поступить, исчерпав кредит доверия своих западных партнёров. Подобный розыгрыш ситуации возможен и на этот раз.

К слову, второе вхождение Узбекистана в ОДКБ было скорее формальным. Ташкент был не согласен со многими документами организации и часть из них даже не подписывал, не участвовал в антитеррористических учениях, не выделял свои подразделения в Коллективные силы быстрого реагирования, в миротворческие силы ОДКБ. Можно сказать, что выход Узбекистана не только не затормозит деятельность организации, но и наоборот – активизирует её, поскольку именно Ташкент и выступал в роли главного тормоза и блокировщика.

Конечно, возможная военная база США в Узбекистане – довольно-таки натянутый повод для приостановления членства.

На самом деле причин для этого было немало.

Ташкент выглядит явно недовольным усилением роли Москвы в решении региональных вопросов и вопросов сотрудничества с Афганистаном. Кстати, после вывода американских войск с его территории официальный Ташкент явно намерен вести свои собственные переговоры с руководством страны и явно планирует положиться на Кабул в вопросах региональной стратегии. Но это пока удел будущего, которого может и не быть.

С другой стороны – Ташкент не устраивает региональный лидер в лице Казахстана. Ислам Каримов был бы совсем не против, если бы его страна получила данную роль и возможность более активно участвовать в жизни региона. Однако за спиной Астаны явно проглядываются нити, ведущие в Москву, с которой тягаться можно только с помощью западных стран.

Непростые отношения складываются у Ташкента и с другими партнёрами по ОДКБ – Киргизией и Таджикистаном, особенно в области использования водных ресурсов. А в бедной реками Средней Азии этот вопрос может сталь политически ключевым.

Возможно, что Узбекистану как стране данная позиция в какой-то степени и выгодна (хотя и это очень спорно), однако для её лидера она фактически самоубийственна. Если вспомнить события прошедшего десятилетия, то можно наглядно убедиться в тенденции американской стороны менять лидеров «дружественных стран» путём цветных революций или банального военного вторжения.

Тем более что официальным поводом для «американской экспансии» часто становятся нарушения прав человека, которые происходят в Узбекистане на каждом шагу.

Можно сказать, что сближение между Ташкентом и Вашингтоном временное, и сам Каримов это прекрасно понимает. Его политического опыта хватает на оценку ситуации и последующую полную подотчётность США в вопросах о правах человека, положении национальных меньшинств, Исламе и мусульманах… Явное давление Вашингтона на «дружественные страны» по этим поводам даёт основание предполагать, что Ташкент рано или поздно попросится обратно в ОДКБ.

Другое дело – будут ли его члены повторно рассматривать вопрос о членстве такого вот государства-выскочки. Ведь его отсутствие, скорее всего, станет положительным для организации. Хотя эксперты и высказываются о возможности третьего шанса для Ташкента.

Нужно отметить, что НАТО в своём развитии сталкивалась с подобной ситуацией, имея дело с Францией времён Шарля де Голля. Не уверенный в своём статусе и позиции Париж, по сути дела тянущий НАТО на дно, тоже выходил из его состава. Позднее, укрепив своё внутреннее самосознание, страна вернулась обратно.

Конечно, приостановление членства Ташкентом – это ещё и вызов России, которая стремится к более сильной интеграции на постсоветском пространстве и иногда излишне форсирует события.

Между прочим, в данных притязаниях Узбекистан не одинок. К примеру, Таджикистан предпочёл бы освободиться от навязанной ему 201 мотострелковой дивизии у себя на границе, однако до сих пор не может однозначно доказать способность своей армии полностью контролировать приграничную зону, особенно касательно отслеживания наркотрафика и перемещений возможных террористических объединений.

Многие страны не хотели бы такого «излишне русского» объединения. Но большинство правительств полумарионеточных государств держится как раз благодаря поддержке Москвы, в том числе и правительство самого Ислама Каримова. Это неприятно, но факт. Десятилетия зависимости от огромной советской империи не прошли бесследно и дают о себе знать даже спустя два десятилетия.

Узбекистан сделал ход конём. Принесёт ли это ему победу в разыгрывавшейся партии политических шахмат – будет известно в скором будущем. Главное, чтобы даже в случае проигрыша просто не оказалось «поздно».