Истина, написанная кровью

 

Самые простые и правильные вещи, если написать их кровью, становятся уродливы и страшны. Я лично видела разные проявления экстремизма и общалась с людьми, чья жизненная позиция, опираясь на общую для группы лиц идеологию, выраженно радикальная. Почему-то всегда, если есть внятная идеология, то находятся те, кто выносят её на боевое знамя и кидаются в бой.

Так прекрасные мусульманские слова «шахид», «джихад», «джамаат» и даже «шариат» стали символами ужаса этого мира. А предназначены были означать совсем другое и ассоциироваться с другим. Так слова «нация», «патриотизм» и даже «футбол» начали ассоциироваться с кровью, болью и безумием. Когда-то слова «революция», «революционеры», «партия» были идеалами, а когда они рухнули, мы узнали так много о событиях, скрытых за ними, что слова стали символами страха, насилия и унижения. Неужели любая идеология, если возвести её в ранг воинствующей истины, становится чудовищем? Любая? Ну да, банально уже упоминать, но инквизиция тоже опиралась на прекрасное. И крестовые походы ужасающие своей жестокостью во имя света веры. Я уверена, что у тех, кто сейчас находится с обеих сторон раздираемого на кусочки Ближнего Востока, тоже есть своя красивая истина на каждом щите и флаге. Где-то, наверное, есть истина, за которую надо, за которую просто необходимо, непременно есть. Но только в моём понимании та, за которую необходимо, не низводит людей до уровня зверя. Она, наоборот, возвышает. Хотя адепты истин, выкованных на мече, каждый чувствует себя на высоте. Но, совершая низкие вещи, как можно не видеть разницы между своим самоощущением и своими деяниями?

Я волею жизненного случая имела беседу со скинхедами – хорошие мальчики (ох, не кидайтесь в меня острыми предметами), правда, реально хорошие. Пока они не  представились, я  и не догадалась:  с кем веду беседу. С отличным образованием,  военной подготовкой, симпатичные, милые и обходительные. И при этом… считающие нормой убийство человека человеком. Только потому, что этот человек другой нации или вероисповедания. Больше того, они считают нормой, когда много людей ловят «врага» по одному и уничтожают. Когда они рассказывали мне свою идеологию, все звучало красиво, правильно, появлялось даже такой порыв внутреннего сочувствия,  ну… разделить как то, соучаствовать. И мальчики хорошие, правильные. Маму и кошек любящие. Ближнему помогающие. Только если этот ближний не… А вот, как посмотришь на дела их – сразу становится очевидно, что не правильно всё. И фашизм… Гитлеровская Германия, концлагеря… мыло из людей… и всё это на красивой идеологии и неплохом в общем-то вопросе: «а кто ты по нации?».

Также мне приходилось общаться с бандитами, реальными, не из телесериала «Бригада», а с настоящими, отдалённо напоминающими романтический образ Робин Гуда, осовремененный режиссёром «Бригады». Среди них тоже были очень похожие на главных героев картины, хорошие мальчики. И они тоже умудрялись свои откровенно плохие дела замазывать сверху, как чёрную краску – белой,  красивой идеологией. Зачем? Ну, разве может хороший мальчик делать бяку? Нет. А если делает, значит надо доказать, что бяка – это на самом деле, необходимость во имя большой цели. Как у Робин Гуда: отнять у богатых и построить с бедными справедливое общество. Ага? Помните да? Союз нерушимых… что там, в ряду ассоциаций дальше?

С революционерами я не общалась, слава Богу, но читала. Вы тоже, наверное, читали. Если нет – не поленитесь, возьмите и изучите, как делалась революция. Что называют ласковым словечком «перегибы» и как выглядит идеология, которую не только написали на боевом знамени, но и вынесли на поле боя. Что она творит эта идеология! Как хорошие ребята с чистыми сердцами и светом на юных лицах – превращаются в зверей. Как красивое слово идеология становится алчущим крови животным, которому всего мало. Как у этих хороших мальчиков вырастали волчьи клыки, и они становились  оборотнями. А всё начиналось с того, что ради такой красивой и чистой, возвышенной идеи можно сделать некоторое количество низменных, позорных, некрасивых дел.

Я разговаривала с радикалами от Ислама. Тоже хорошие девочки и мальчики с замечательной идеологией. Более того, с идеологией очень похожей на ту, в которую верю я. Почти точной её копией. Почти. Но как только доходило до того, что она требует этих жертв! Как только доходило до того, что ради неё можно..! Сразу через красивые, чистые, светящиеся светом лица, как по мановению волшебной палочки, проступали злые черты вурдалака. Так… как-то ненавязчиво… раз… и только что перед тобой сидела хорошая девочка с доброй улыбкой и вот… всё тоже самое: и улыбка всё та же, а в глазах – холод и злость и мерещатся клыки в оскале доброй улыбки.

Возвышенная идеология и низменные, ужасные, безумные дела. Это лицо любого экстремизма. Любого радикального проявления.

Единственный пример того, как идеология не стала низменной, даже будучи написанной на боевом знамени, я видела, когда изучала, как Ислам распространялся по миру Пророком Мухаммадом  (мир ему и благословение) и его сподвижниками. Но всё это так далеко от того, как малюют её на знамёнах нынче, что и сравнивать, наверное, не стоит.

Пожалуйста, не надо кормить вашу идеологию кровью, она не простит этого, прежде всего именно вам. И меч, который вы держите в руках, однажды обернётся против вас. Лидеры революции – кто умер из них  ненасильственной смертью? Ненасытная тварь сначала изуродовала,  а потом и пожрала своих верных псов.  А есть ещё и Страшный Суд…, где никто не заступится, никто не понесёт ответственность за ваши неправильные действия. Даже те, кто сказал вам «можно», не защитят вас в этот День. Будьте осторожны!