Русская церковь – ближе к народам Средней Азии

27 июля 2011 года Синод Московского патриархата на выездном заседании в Киеве учредил новые епархии. В частности, принято решение об образовании Среднеазиатского митрополичьего округа. В рамках него созданы Бишкекская, Душанбинская, Ташкентская епархии. Прокомментировать это начинание мы попросили культуролога, эксперта по диалогу религий и цивилизаций Джанната Сергея Маркуса.

– Народы, проживающие веками на землях, где теперь учреждён митрополичий округ и созданы Бишкекская, Душанбинская, Ташкентская епархии – прежде всего мусульмане. Зачем нужна новая структура Православия в таком окружении?

– Для двух, как минимум, целей.

Первая задача – привести в соответствие с изменившимися государственными границами епархиальные структуры для лучшего диалога с местной властью и для лучшего окормления своей паствы. Неверно думать, будто в Средней Азии всё население исповедует Ислам – там ещё с древних времён были разные религии, включая очаги Христианства в его разных формах, а с присоединением к Российской империи в  XIX веке именно Православие стало духовной опорой  для растущей среды русскоязычных переселенцев. В советские времена верующим всех религий там удавалось подчас такое, что было строго запрещено в центральных областях СССР. А ныне, несмотря на случившийся после распада СССР отток части русскоязычных, всё равно там остаётся значительный слой людей, исторически, этнически связанных с традициями русского Православия. Так вот для поддержания этих традиций и задумано административно-церковное усиление.

Вторая задача – диалог с Исламом. Он осознан как крайне актуальная задача по многим причинам. Тут и проблемы внутри России с мигрантами из Средней Азии, вопросы их социально-культурной адаптации, тут и международные проблемы с огромным миром Ислама. Мне кажется, что все мусульмане будут приветствовать более внимательное соседство с активными православными епископами – ради общей борьбы против секуляризма, вызовов современного «общества потребления».

– Вы неоднократно писали об отсутствии диалога между Православием и Исламом на самом глубоком, богословском уровне в нашей стране и в странах СНГ. Подчёркивали при этом, что наилучшим пониманием мусульман известен как раз митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким), который новым решением снят со Средней Азии – он назначен митрополитом Омским и Тарским. Разве новоназначенные архиереи лучше понимают мусульманский Восток?

– Да, митрополит Владимир (Иким) в Средней Азии прожил многие годы и заслужил большой авторитет. Среди большинства чад и владык РПЦ МП он наиболее тонко чувствует и даже любит исламский Восток, много доброго и полезного сказал и написал об общности исторических судеб народов Евразии, об общих корнях Единобожия. Он знал и практиковал этикет, принятый в Средней Азии, что также очень важно. Быть может, этот опыт теперь поможет ему и в Омском крае, который ведь тоже исторически является «пограничьем двух религий» и где усиливаются в последнее время общины мусульман, не только татар, как ранее, но и казахов.

Что касается новых личностей для Среднеазиатского митрополичьего округа, то будущее покажет, насколько точен был выбор новых кандидатур и смогут ли они собрать вокруг себя команду, способную эффективно действовать в новых условиях. Вряд ли они возьмутся за настройку и решение богословских диалогов. Скорее – сосредоточатся на внутрицерковном развитии и укреплении контактов с государствами Средней Азии (тут перед ними пример – митрополия РПЦ МП в Казахстане).

Правда, неожиданным кажется назначение на роль главы нового округа архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия (Мораря) – он назначен митрополитом Ташкентским и Узбекистанским, возглавит новообразованный Среднеазиатский митрополичий округ в границах Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Особым вниманием к миру Ислама он не отличился, а рядовым верующим Урала больше запомнился активностью в сфере материальной. На новом месте явно не будет привычной ему среды: ментальности новой российской «вертикали власти», идеологии «симфонии церкви и государства», проектов типа «Русский мир». Однако, пока рано говорить – поживём и увидим.

Для мусульман Средней Азии, вне сомнения, представляется возможность более тесного выхода на диалог с РПЦ МП, рост влияния которой очевиден как внутри России, так и за рубежом. Этот фактор надо мудро использовать.

- Но разве расширение епископата не ставит задачи миссионерства среди коренного населения, не будет продвижением идеологии «Русского мира»?

– Опять-таки, скажем «Аллаху алим! – это ведомо лишь Всевышнему!»

Надеюсь, что усиливающиеся епархии не будут нарушать принятых в среднеазиатских странах законов, найдут общий язык и с властями, и с обществом. Но что касается доктрины «Русского мира» – кажется иное. Если её применение на Украине и в Белоруссии исторически оправданно (хоть и встречает сопротивление сепаратистов и националистов), если оно совершенно органично для «собирания русских» в дальнем Зарубежье, то в Средней Азии такая доктрина слишком узка. Главное – она противоречит истории и историческому опыту наших народов.

Да, я не оговорился, сказав «наших народов»  – мы все народы единого Евразийского культурного круга. Это и славяне, и тюрки, и иранцы, и финно-угры… Наши корни – не в истории СССР или даже Российской империи, но гораздо глубже – в лесо-степной общности раннего Средневековья, в скифских корнях и государственности Чингис-хана и Чингизидов. Много сил потрачено, дабы мы забыли эти корни, стали (по слову Чингиза Айтматова) манкуртами, забывшими о своём евразийском родовом стволе. Но именно сейчас, к 20-летию распада СССР, мы стали острее осознавать эту глубокую историческую утрату и… вновь тяготеть к единению.

Есть движение философов-евразийцев, но есть и конкретные политики, работающие над воссозданием в новых условиях Евразийского союза. Это прежде всего Нурсултан Назарбаев, к нему позднее присоединился Владимир Путин, а недавно были подписаны документы Таможенного союза Белоруссии-России-Казахстана, через пару лет заработает ЕЭП (Единое экономическое пространство) – идёт объективный процесс интеграции (подобно тому, как на Западе прошёл процесс создания ЕС – Европейского союза). Отметим – не унификации (в чём была ошибка СССР), а единения на основе очень сложно сбалансированных интересов каждой из сторон.

Роль Ислама здесь будет очень велика. К примеру, уже ныне Казахстан превращается в крупнейший центр исламских финансов, Россия уже не первый год – наблюдатель в ОИС (раннее называлось ОИК), а почти все страны Средней Азии – уже члены ОИС. Не забудем и демографический фактор – в формирующемся новом Евразийском Союзе не менее половины населения будут этнические мусульмане. И так далее…

Потому тема «Русского мира», конечно, актуальна для единения русских и славян вообще, но время бежит, и на повестку дня выходит необходимость нового самосознания евразийского масштаба. Диалог Православия и Ислама приобретает стратегически важный смысл! Думаю, что неслучайно патриарх Кирилл заявил о новом Среднеазиатском округе именно в Киеве, именно в дни празднования Крещения Руси. Интуиция стратега подсказывает ему необходимость работать и по-евразийски.

Позволю себе высказать мысль, что желательна и встречная инициатива от мусульман Средней Азии – учреждение и активная работа со своими диаспорами в РФ от муфтиятов Узбекистана, Таджикистана, Кыргызстана и Туркменистана. Разве это не веление времени?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки