Выиграют ли «Братья-мусульмане» информационную войну в Египте?

Владеющие информацией наблюдатели всё чаще выражают опасения, что после новых выборов «Братья-мусульмане» возьмут под контроль парламент и президентское кресло Египта. А пытаться осуществить это они, конечно, будут. Лидер «Братьев-мусульман» Собхи Салех, который оказывал помощь в составлении Конституции Египта, заявил в недавнем видео-интервью о своей надежде на то, что новое правительство будет исламистским.

По мере того, как вспыхивали новые демонстрации на площади Тахрир, 27 мая – во «Второй день гнева» – «Братья-мусульмане» отозвали своё молодёжное крыло из состава «Революционной молодёжной коалиции», которая настаивает на демократических реформах. После формирования «Партии Свободы и Справедливости» возглавивший её лидер политбюро «Братьев-мусульман» Мохаммед аль-Мурси пересмотрел данное ранее обещание занять лишь 30 процентов мест в парламенте, повысив планку до 45. В любом случае разные источники информации сообщают, что получение 49 и более процентов мест в парламенте в планы «Братьев-мусульман» не входят. Они объясняют это тем, что у «Братьев» нет особого желания брать на себя всю полноту власти в период, когда в стране необходимы грандиозные экономические преобразования.

В то же время доктор Абдель-Монейм Абуль Фотох, который находился в руководстве Совета «Братьев-мусульман», объявил, что он будет баллотироваться в президенты в качестве независимого кандидата. И хотя действующие лидеры «Братьев-мусульман» заверяют, что они не будут поддерживать его в этом устремлении, скептики убеждены, что это, скорее всего, уловка, предпринятая ими.

Кем на самом деле является Фотох? В настоящее время он утверждает, что борется за более тесные связи с Западом, за демократию и права женщин и меньшинств. Однако прежде чем принять это на веру, не следует забывать его прежние заявления. Такие, например, которые ставили все виды развлечений вровень со «злодеяниями, отвлекающими мусульман от следования за их верой» и которые выражали поддержку насилия в создании исламского государства. Он открыто ищет поддержки салафитов, которые, в свою очередь, являются приверженцами жёстко консервативных взглядов на роль женщины в обществе и на терпимость к христианам.

Кроме того, ходят слухи, что «Братья» заключили тайную сделку с военными, Верховный Совет которых продолжает призывать к закулисной борьбе. На самом деле можно было бы с большой долей уверенности утверждать, что «арабская весна» Египта была более похожа на шоу, которым дирижируют военные, чем на действительность: налицо попытка возложить вину за болезни страны на Мубарака и его когорту и при этом заставить новые властные лица танцевать под музыку, которую военные же и заказывают.

Тем не менее выборный процесс чрезвычайно подвижен. В выборах 2005 года независимые кандидаты «Братьев-мусульман» получили 88 из 454 мест в парламенте, что чуть меньше 20 процентов. В настоящее время они могут выступать под собственным единым флагом и, как следует ожидать, могут получить гораздо большую поддержку. Однако недавний опрос уважаемого агентства «Pew Attitudes Project» показывает: всего лишь 17 процентов египтян полностью уверены, что «Братья-мусульмане» войдут в новое правительство. Сила «Братьев-мусульман», конечно, может несколько возрасти, но вероятность этого невелика. Произойти это может только при стечении благоприятных обстоятельств, одним из которых является открытость на этих выборах. Проведённые альтернативные опросы подтверждают, что большинство электората благосклонно относится к «Братьям-мусульманам». Общество воспринимает исламское присутствие в правительстве как благо. Но есть и те, кто явно не спешит избрать это исламское большинство.

В ходе выборов партии, лидеры, кандидаты, а также различные массовые выступления могут значительно повлиять на ситуацию. Ключевой ставкой реформаторов являются досрочные выборы. Демократические лидеры признают свою заинтересованность в переносе выборов на сентябрь. Могут ли всё-таки победить демократы? Потенциально шансы существуют. «Pew Attitudes Project» свидетельствует, что избирательский продемократический курс, взятый 6 апреля, и продемократические лидеры, такие как генеральный секретарь Арабской Лиги Амр Муса, лидер партии «Завтра» Айман Нур, а также лауреат Нобелевской премии Мухаммед эль-Барадеи, пользуются весьма широкой популярностью. Все трое решительно намерены баллотироваться на пост президента. Можно сказать с полной уверенностью, что ни Мубарак, ни его сын Гамаль в президенты баллотироваться не будут.

Интересная возможность появляется и у «Партии свободных египтян», образованной миллиардером Нагибом Савирис. Как копт, он не будет президентом. Но при поддержке собственного капитала, оцениваемого в 20,6 миллиардов долларов США, он может финансировать продемократические силы, которые рекрутируют хороших кандидатов и соответствующие подкованные компании. Эль-Барадеи и Муса широко почитаемы каждый в своих кругах. Их возраст и отсутствие уверенной платформы по экономическим вопросам, однако, могут оказаться недостатками, которыми обладает каждый кандидат. Тем не менее поддержка кандидатов в депутаты может значительно изменить ситуацию. Нур представляется довольно динамичным человеком в политике, обладает упорством и борцовскими качествами.

Предвыборные баталии ограничены политическим каркасом фаворитов, которые на самом деле пока являются тёмными лошадками, не имеющих особых шансов.

Данные «Pew» показывают, что египтяне хотят раз и навсегда покончить с коррупцией, создавать рабочие места и быть уверенными, что их голоса будут услышаны и представлены в правительстве. Большинство предпочитает демократию. Кандидаты «Братьев-мусульман» будут пытаться представить себя реформаторами, которые выступают за честное правительство, за создание рабочих мест и за экономический подъём. Они обладают всем необходимым минимумом организационных навыков. Однако важно отметить, что «Братья-мусульмане» не обладают признаками, указывающими на то, что они могут создать новые рабочие места либо придать движение экономике, как и привлечь столь необходимую международную помощь. Это лидеры, которые, вероятно, поработают над ограничением прав женщин и религиозного плюрализма, что не прибавит им доверия в этой ситуации, так как это непременно отразится на экономических перспективах. Военные могут быть популярными, но их очевидная закулисная игра с «Братьями-мусульманами» по расширению возможностей новой политической олигархии может лишить их общественной поддержки, а также может привести к разочарованию «Братьев-мусульман» в их амбициях удержаться у власти.

В политике часто лицемерие – это убийца, тем более в сочетании с египетской культурой, которая способствует теории заговора. Победа в выборах на Востоке заключается не в уничтожении соперника. Она в том, чтобы создать на своей стороне или стороне оппонента такую ситуацию, которая резко вырисовывала бы контраст двух сторон, подрывающий доверие народа к оппоненту. Политические противники «Братьев-мусульман» могут сыграть на этом. Для привлечения избирателей таким образом оппозиционные партии и кандидаты обладают богатым арсеналом приёмов стратегического и тактического плана.