Исламский мир, «столкновение цивилизаций», Россия

Современный мир на протяжении более чем десяти лет ведёт борьбу со своим главным врагом – международным терроризмом. Отличительной особенностью этого процесса является то, что Запад во главе с США, прикрываясь лозунгами борьбы с терроризмом и распространения демократии, продолжает свою экспансию, которая сопровождается информационной поддержкой, основанной на крайне надуманных теориях. Одну из них мы рассмотрим ниже.

Образ врага

В разные эпохи Западом создавались различные «образы врага». В первой половине XX в. это был фашизм. После Второй мировой войны и до окончания «холодной» злейшим врагом всего западного мира был коммунизм в лице СССР. После распада биполярного мира и прекращения целой эпохи в истории человечества новым врагом Западного мира стал терроризм.

Лидерам западного мира всегда нужен элемент-раздражитель, который будет играть консолидирующую роль для их общества. Как раз таким раздражителем в 90-е – начале 2000-х гг. и выступил терроризм. Одним из главных последствий данного явления стало всеобщее восприятие терроризма неотъемлемо от Ислама, особенно после событий 11 сентября 2001 года. Таким образом, Ислам в так называемом массовом западном сознании стал ассоциироваться с терроризмом, и наоборот: терроризм – с Исламом. Это повлекло за собой волну недовольства со стороны мусульман и обострило неприятие ими западной культуры и цивилизации в целом.

В этом контексте нам хотелось бы обратиться к статье, сыгравшей в своё время определяющую роль для выстраивания новой стратегии Запада по отношению к остальному миру, рассмотреть причины её появления и попытаться «переложить» её на сегодняшние дни.

Теория Хантингтона

Именно в период после распада СССР в 1993 году в журнале Foreign Affairs вышла статья директора Института стратегических исследований при Гарвардском университете профессора Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций?» («The Clash of Civilizations?») – одна из наиболее цитируемых в политологии. В ней выстраиваются подходы к теории мировой политики после «холодной войны», рассматриваются существующие в мире на сегодняшний момент цивилизации, характер их взаимодействия и их столкновение.

Цивилизационная идентичность, по мнению автора, будет играть всё более важную роль в будущем, и в дальнейшем мир будет формироваться в значительной степени под влиянием взаимодействия нескольких главных цивилизаций и одновременно углубления различий между ними. Наиболее значительные по своим последствиям конфликты будущего произойдут на своего рода культурных границах, разделяющих эти цивилизации. При этом основное внимание автор уделяет нарастающему конфликту между западной цивилизацией и остальным миром. Таковыми являются ключевые моменты данной теории.

Как было уже сказано выше, целью статьи, точнее теории, является идеологическое обоснование новой стратегии, нахождение образа нового врага (мнимого или реального) для западной цивилизации, который бы бросал новый вызов Западу. Автор статьи говорит о том, что основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика, как ранее. Важнейшие границы, разделяющие человечество, и преобладающие источники конфликтов будут определяться культурой. «Столкновение цивилизаций» станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями – это и есть линии будущих фронтов, пишет Хантингтон.

Несмотря на то, что современный мир становится всё более и более глобализованным, а страны – взаимозависимыми, идентичность на уровне цивилизации начнёт приобретать всё большую важность, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия цивилизаций. Хантингтон определил их восемь: западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Они несхожи по своей истории, языку, культуре, традициям и, что самое важное, – религии. Люди разных цивилизаций по-разному смотрят на отношения между Богом и человеком, индивидом и группой, гражданином и государством, родителями и детьми, мужем и женой, имеют разные представления о соотносительной значимости прав и обязанностей, свободы и принуждения, равенства и иерархии. Эти различия складывались столетиями. Они не исчезнут в обозримом будущем.

Уже сейчас мы можем наблюдать «столкновение» западной и мусульманской цивилизаций, которое подаётся и освещается практически по всему миру именно в духе теории Хантингтона, что является в корне неправильным. Показателем этого является тот факт, что с начала 90-х годов 20-го века резко обострилась ситуация в регионе Ближнего Востока: война в Персидском заливе для многих арабов была неким вызовом Саддама Хусейна Израилю и Западу в целом. Но она же породила и чувство унижения и обиды, вызванное военным присутствием Запада в Персидском заливе, его силовым превосходством и своей очевидной неспособностью определять собственную судьбу. Затем теракты 11 сентября и война против терроризма в Афганистане, а в 2003 году началась военная кампания в Ираке – всё это естественным образом только усугубило отношения между разными цивилизациями и восприятие ими друг друга.

Искусственным образом теория Хантингтона подготовила идеологическую почву и обоснование для будущего противостояния с мусульманскими странами Ближневосточного региона с целью более глубокого проникновения в него и контроля над ним.

В теории Хантингтона контакт цивилизаций приводит к их столкновению, что в принципе противоречит историческому опыту. На протяжении тысячелетий между различными цивилизациями существовал и продолжает происходить определённый взаимообмен и взаимопроникновение. Отдельная цивилизация, культура не может жить и существовать на всём протяжении своей жизни только за счёт своих внутренних источников, не обмениваясь и не обогащаясь в результате межкультурных контактов.

Реальные причины конфликтов

Что касается конфликта, «столкновения» цивилизаций, то для начала нужно рассмотреть реальные причины конфликтов. Интересы отдельно взятых государств или блоков различных государств определяют международную политику, то есть определяющим фактором является не конфессиональная принадлежность или культурная, а реальные интересы (например, сотрудничество США и Саудовской Аравии). Более того, в ходе истории большинство конфликтов и войн происходило между представителями одной и той же цивилизации – династические и колониальные войны, Первая и Вторая мировые войны…

В настоящее же время реальными причинами конфликтов и противостояния между различными конфессиями в основном являются не религиозные различия, а вполне банальные причины, прежде всего – конкуренция за обладание стратегическими ресурсами и контроль над ними. Но, к сожалению, уже после своего зарождения конфликты часто маскируют под религиозные лозунги. Поэтому теория Хантингтона о «столкновении» цивилизаций способствует неверному толкованию реальных причин конфликтов. Естественным образом это усложняет распознавание реальных причин и факторов, влекущих к конфликтам между различными общинами и государствами, что в конечном счёте усложняет разрешение этих конфликтов.

Таким образом, теория Хантингтона препятствует реальному пониманию причин происходящих сегодня процессов, касающихся весь мир, что естественным образом таит в себе глубокую опасность реального конфликта. . Вдобавок к этому отношения исламского мира и Запада осложняются ещё и демографическими факторами. Стремительный рост населения в арабских странах увеличивает эмиграцию в страны Западной Европы. В свою очередь в условиях интегрирующейся Европы, ещё оправляющейся от мирового финансового кризиса, наплыв эмигрантов вызывает острое политическое неприятие.

В Италии, Франции и Германии расистские настроения приобрели открытую форму ещё в 90-х годах XX века; что уж говорить о ситуации, которая складывается сейчас вокруг эмигрантов из Ливии, Туниса и Египта! Страны Евросоюза прекрасно понимают угрозу, исходящую от потока мусульманских иммигрантов, которые устремились в Европу после революций в Тунисе, Египте, Ливии. Всё это играет на руку теории Хантингтона и лишь увеличивает степень взрывоопасности ситуации.

Россия

В сложившейся ситуации «столкновения цивилизаций» Россия занимает уникальное место. Представляя собой отдельную православно-славянскую культуру, Россия обладает уникальным опытом сосуществования с исламской, что для Запада явление необычное. Исторические и географические связи России с мусульманским миром определяют во многом и сегодняшнее положение дел. Часть исламской цивилизации инкорпорирована в российскую действительность, что позволяет происходить взаимопроникновению и процессу непрерывного взаимодействия двух культур.

Одним из ключевых моментов в российской внешней политике за последние 10 лет стало получение Россией статуса наблюдателя при Организации Исламская Конференция, в состав которой входят 57 мусульманских государств. Диалог и сотрудничество на таком уровне приносят определённые плоды, ведь кто бы что ни говорил, а отношение среди населения Ближнего Востока к России редко негативное. В добавление к этому в России живёт около 20 млн мусульман, которые исторически проживали на территории нашего государства и имеют огромный опыт сожительства, содействия, партнёрства и диалога с христианской православной культурой, цивилизацией. К тому же мусульмане проживают не только на Северном Кавказе, но и в регионе Поволжья, который располагается в центральной части России, что делает нашу страну уникальной в плане взаимодействия, сосуществования с представителями других культур и цивилизаций.

Таким образом, теория С. Хантингтона о «столкновении цивилизаций» неверна. Существуют такие зоны пересечения цивилизаций, стабильность в отношениях которых определяется историческим опытом, современным положением дел и тенденциями, что напрямую отражается на взаимодействии и отношениях России и мусульманского мира.

Но, с другой стороны, в условиях набирающей силу и распространение информационной составляющей современных войн Россия и её общество находятся в крайне невыгодном положении. Наша страна становится жертвой информационных атак, своеобразных диверсий со стороны заинтересованных в дестабилизации российского общества структур. Отсутствие в стране единой концепции и подхода к решению проблем, связанных с духовной, религиозной безопасностью, становится одной из главных причин распространения радикальных течений Ислама и провокаций, направленных на усиление исламофобии в обществе, что естественным образом дестабилизирует общество.

Распространение в нашей стране экстремистских идей под религиозной маской, начавшееся в 90-е годы, сказалось на современном положении дел, когда полгода назад началось практически открытое противостояние и борьба между радикалами и представителями традиционного Ислама.

К тому же в условиях процессов, происходящих в арабско-мусульманском мире, опасность обострения ситуации в нашей стране весьма высока. Происходящие события на Ближнем Востоке в 2011 году вызывают опасения тем, что под маской «демократизации» общественно-политического строя Египта, Туниса, Ливии, Сирии и других арабских стран на самом деле произойдёт усиление радикального исламизма, что невольно будет иметь последствия во всём мире, в том числе и в России. Во многих странах Ближневосточного региона активизируется и активно начинает набирать обороты и получать поддержку среди населения организация «Братья-мусульмане». Председатель Совета улемов РАИС Фарид Салман выразился по этому поводу следующим образом: «Наивно полагать, что в эпоху Интернета, эпоху глобализации мусульманское сообщество России останется в стороне от глобальных изменений какого бы то ни было характера».

Именно в силу данных причин и несмотря на уникальность своего положения России необходимо усиливать идеологическую безопасность религиозной среды и активизировать взаимодействие и диалог с различными конфессиями.

Graham Fuller, The Future of political islam, 2003 New York: Macmillan, 8th chapter.

Фарид Салман: «Российское государство просто обязано создать концепцию духовной безопасности страны» / Российский институт стратегических исследований// http://www.riss.ru/?newsId=415