Внешние факторы влияния на выработку внешнеполитического курса Сирийской Арабской Республики

Сирия традиционно играет важную и активную роль в международных отношениях на Ближнем Востоке. Дамаск пытается проводить независимый и в основном взвешенный внешнеполитический курс, направленный на освобождение оккупированных Израилем сирийских территорий, сохранение важной роли Сирии в арабском мире, установление равноправных и взаимовыгодных отношений со странами Западной Европы и США. При этом Сирия продолжает выступать за развитие многоплановых дружественных отношений с Российской Федерацией.

В последнее десятилетие Дамаск демонстрирует парадоксальную для «государства-изгоя» способность серьёзно влиять на развитие внутриполитических процессов на Ближнем Востоке. В свете событий, происходящих в Сирии последние три месяца, можно уверенно говорить о том, что сегодняшний режим действительно жизнеспособен и устойчив. Несмотря на определённые просчёты и ошибки руководства, в целом государство сохраняет единство не только территориальное, но и народное. А это в поликонфессиональной и мультиэтнической стране крайне непросто. Исходя из этого усиливается актуализация изучения факторов, влияющих на формирование внешнеполитического курса Сирии. Поэтому в данной статье мы попробуем рассмотреть наиболее важные из них.

Прежде всего, на наш взгляд, следует выделить два круга факторов влияния. Во-первых, это региональный уровень, в который входят арабо-израильский конфликт, ситуация в Ливане и Ираке, проблема Ирана, отношения с Турцией. Во-вторых, это международный уровень, который включает в себя политику Вашингтона, сотрудничество с Россией и ЕС, которые вкупе оказывают определённое воздействие на формирование внешней политики Дамаска.

Итак, в данной статье рассмотрим факторы влияния регионального уровня.

1. Отсутствие мирного договора Сирии с Израилем, неразрешённость арабо-израильского конфликта, а следовательно, и проблема оккупированных Голанских высот накладывают огромный отпечаток на проводимую Дамаском внешнюю политику.

Неразрешённый вопрос о Голанских высотах напрямую взаимосвязан с другой стратегически важной для страны проблемой – проблемой водных ресурсов. Тивериадское озеро (озеро Кинерет), принадлежащее Израилю, является важнейшим источником воды для него, ибо обеспечивает треть потребляемой воды израильтянами. Озеро является стратегическим объектом для обеих сторон конфликта, поскольку проблема воды является проблемой как пограничного разграничения, так и обеспечения безопасности для Сирии. Район Голанских высот составляет всего около одного процента территории САР, но здесь находятся 14 % водных запасов страны.

Таким образом, спор между Израилем и Сирией по поводу территориальной принадлежности Голанских высот остаётся центральным вопросом в отношениях между двумя государствами. Голанские высоты содержат большое количество водных ресурсов, необходимых обоим государствам: Баниас, где находится один из трёх основных источников реки Иордан, и её верхнее течение, Тивериадское озеро и горячие источники в Эль Хаме. Тем самым ещё более усиливается стратегическая составляющая данной территории.

Принципиальная позиция обеих сторон по вопросу Голан делает заключение мирного договора и полное урегулирование сирийско-израильского конфликта практически невозможным. В этом контексте Дамаск обладает определённым козырем, используя в своей политике палестинское движение «ХАМАС». Являясь его спонсором и «покровителем», Дамаск держит «ХАМАС» в качестве «зоны перманентной турбулентности» на всякий случай. Отсутствие прогресса в переговорах с Израилем по поводу Голан подталкивает Дамаск к использованию своего рычага давления, коим и является «ХАМАС». Очень мудрое и дальновидное решение, поскольку «ХАМАС» стало силой, с которой невозможно не считаться, и страны Запада и Израиль осознают это и начинают подготавливать почву для политического диалога с «ХАМАС». Естественно, Сирия будет в выигрышном положении, так как, используя своё давление на «ХАМАС», Дамаск может ослабить напряжённость внутри Палестины и между Израилем и последней, что, естественно, приведёт к ускорению переговорного процесса, а значит, и к возможности благополучного решения проблемы Голанских высот для Сирии. Ведь в обмен на уменьшение радикализма «ХАМАС» и его готовность сесть за стол переговоров можно потребовать от США и ЕС поддержки в решении судьбы Голанских высот. К тому же за последние два года правительства западных стран осознали стратегическую важность Сирии в этом вопросе и предпринимали попытки налаживать конструктивный диалог (до начала мартовских демонстраций и подавлений).

2. Следующий фактор – отношения с Турцией.

Проблема, связанная с распределением водных ресурсов между Сирией и Турцией, представляла важный фактор, влиявший на отношения двух стран.

Главный источник воды Сирии – река Евфрат – высыхает.

Причины этого, однако, не естественные, а искусственные. В Турции, где лежат истоки Евфрата, правительство решило из-за резкого роста населения строить дамбы в рамках проекта «Юго-Восточная Анатолия» (GAP) и ограничивать сброс воды в Сирию и Ирак.

Согласно результатам исследований, проведённых ООН, Евфрат за пределами турецких границ пересохнет в ближайшие несколько лет. Результаты разрушительной турецкой политики сказываются на сирийском населении уже сегодня. Хотя, с другой стороны, Турции предоставлялась возможность получить мощные рычаги давления на Сирию в ходе переговоров при решении определённых проблем.

Очевидно, что эта проблема также связана с неизменной позицией Сирии относительно Голанских высот, оккупированных Израилем. Проблема катастрофической нехватки воды, а следовательно, и прямая угроза национальной безопасности Сирии заставляют её вести жёсткую политику, используя всевозможные средства и рычаги давления на региональных игроков и западных держав.

Хотя на этом фронте у Дамаска перспективы более обнадёживающие. В ходе визита премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Сирию в декабре 2009 г. он, касаясь проекта «Юго-Восточной Анатолии» (GAP: Guneydogu Anadolu Projesi),  дал понять, что водные разногласия между Турцией и Сирией в скором времени разрешатся.

Благодаря взаимным уступкам страны находятся на пути скорого разрешения проблемы распределения водных ресурсов, осознавая всю её важность и остроту. Взаимный интерес двух государств обусловливается ещё и тем фактором, что Сирия для Турции – это ворота на Ближний Восток, а Турция для Сирии – ворота в Европу. Поэтому внешняя политика Сирии по отношению к Турции за последнее время претерпела большие изменения. Аналогично и со стороны Турции.

3. Отсюда вытекает следующий фактор влияния. Ситуация в Ираке и курдская проблема, которые способствовали потеплению и развитию турецко-сирийских отношений, тоже отражали единство позиций сторон – недопущение расчленения Ирака и создания независимого курдского государства, что могло бы привести к крайне негативным последствиям для всего региона в целом. Также Сирия опасается и перспективы создания в Ираке враждебного ей политического режима. Это приведёт не только к геополитическому блокированию Сирии, полному нарушению военно-политического баланса, но и к утрате Сирией преимуществ от экономического сотрудничества с Ираком (получение и транзит нефти, иракский потребительский рынок, иракские заказы на различное оборудование и иные услуги). По оценкам экспертов, так или иначе внешняя политика, позиция Сирии в целом, в том числе политический режим в Сирии зависят от положения в Ираке.

4. Ситуация в Ливане тоже оказывает влияние на проведение внешней политики Сирии. Дамаск постоянно имеет в Ливане особый интерес, связанный с влиянием на политическую жизнь этой страны и поддержку партии «Хизбалла». Во-первых, она является сирийским инструментом влияния на политику Ливана, во-вторых, является одновременно силой, лоббирующей интересы Ирана. К тому же в последнее время Дамаск старается постепенно вывести «Хизбаллу» из-под иранского доминирования, так как, несмотря на свои дружеские отношения с Тегераном, Сирия всё-таки старается не допустить тотального проникновения влияния Тегерана вглубь сферы своих интересов и в регион в целом. Ведь это угрожает определённым интересам Сирии в свете проблемы Иранского ядерного досье и экономических санкций против Тегерана.

5. И, наконец, Иранская проблема.

Безусловно, отношения Сирии и Ирана на подъёме. Доказательством этому служат встречи лидеров двух стран. Иранская политика в регионе в общем может быть охарактеризована как стремление к региональному лидерству и противостояние с Израилем. Интересы Ирана в Ливане напрямую связаны с поддержкой «Хизбаллы» и стремлением влиять на политический курс данного государства. Иранский интерес в Ливане можно охарактеризовать и как одну из возможностей воздействия на Израиль, а следовательно, в некоторой степени на политику США в регионе. Финансовая поддержка «Хизбаллы» со стороны Ирана, поставки вооружений – всё это инструменты воздействия на весь ход развития политических событий в регионе. Исходя из этого можно говорить в некотором роде о столкновении интересов Сирии и Ирана в Ливане. Как уже было сказано выше, Сирии невыгодно безраздельное доминирование Ирана в Ливане, и Дамаск пытается не допустить тотального проникновения влияния Тегерана вглубь сферы своих интересов. Исходя из этого Дамаск активизирует свою политику на Ливанском треке, при этом пытается сохранить дружеские и партнёрские отношения с Ираном.

С другой стороны, интересы Ирана и Сирии также сталкиваются в Ираке. Как и Иран, Сирия стремится усилить своё влияние в Ираке. Общностью интересов здесь служит курдская проблема, решение которой в сторону образования независимого курдского государства играет обеим сторонам не на руку. Поэтому одной из основных задач политики двух стран является недопущение образования независимого Курдистана.

Таким образом, мы видим, что глубокая вовлечённость Сирии практически во все политические проблемы региона накладывает свой отпечаток на формирование её внешнеполитического курса. Однако с уверенностью можно сказать, что, уступая в экономическом и военном отношении Турции и Ирану, Дамаск проводит относительно независимый и прагматичный политический курс, направленный в первую очередь на решение стратегических задач страны: усиление влияния в регионе за счёт политических союзов с региональными лидерами; сохранение баланса сил в регионе за счёт создания политических блоков и союзов, возвращение оккупированных Израилем Голанских высот и решение водной проблемы.

Косач И.Г. Мирный процесс на Ближнем Востоке: сирийское направление // Востоковедный сборник (выпуск второй). – М., 2001, 374 стр. Стр. 202–211.

Там же.

Региональная политика Сирии и Ирана // Информационно-аналитический портал «Геополитика». – URL: http://geopolitica.ru/Articles/1012/