Суфизм и национально-культурное возрождение мусульман Поволжья

Общий подъём, начавшийся во многих сферах жизни мусульман Волго-Уральского региона в последней четверти XIX века и продолжавшийся вплоть до 1917 года, явился значительным феноменом в истории дореволюционной России и повлиял не только на судьбу мусульманского населения бывшей Российской империи, но и на ход революционных потрясений в России в XX веке.

Этот подъём затронул практически все сферы жизни мусульман России в указанный период: произошли большие социальные изменения в их жизни, торгово-промышленные группы мусульман, особенно Поволжья, стали играть заметную роль в экономической жизни страны. Бурными темпами развивались новометодная система мусульманского образования, книгопечатание и мусульманская пресса. К российским мусульманам приезжали за опытом представители их единоверцев из других частей исламского мира. За короткий срок произошёл небывалый рост сознания мусульман России, что выразилось в формировании интеллектуальных элит мусульманских народов, проживавших на территории Российской империи, в возникновении мусульманских политических партий, действовавших на местах и в Государственной Думе и защищавших права и свободы мусульман.

Необходимость обращения к этой теме диктуется следующей причиной: спустя век, с конца 1980-х гг. и по сегодняшний день, в Российской Федерации наблюдается процесс «реисламизации», процесс сложный, включающий в себя как процесс возрождения Ислама в жизни этнических мусульман РФ, усиление роли Ислама в политической жизни России, так и усиление Ислама в целом в рамках национально-культурного возрождения мусульманских народов на современном этапе. Для адекватной оценки происходящих сегодня процессов не следует пренебрегать историческими уроками. Особенно это касается «исламской» составляющей факторов национального возрождения мусульман России на рубеже XIX и XX вв. Ведь уже сейчас очевидно, что в системе факторов, обеспечивающих рост и развитие мусульманских народов РФ, исламский фактор пусть медленно, но неуклонно набирает вес по сравнению с фактором национализма. Но сам исламский фактор не представляет собой что-то однородное.

Как отмечает российский исламовед, профессор С. М. Прозоров, «одна из харак-терных черт «российского» Ислама – его многоликость»(1). Сложный характер Ислама в России объясняется как спецификой бытования этой религии на территории нашей страны, так и этническим разнообразием мусульман России, длительным и непростым процессом адаптации Ислама среди народов России, принявших Ислам, неизбежной его трансформацией в ходе приспособления «нормативного» Ислама к содержанию духовной культуры исламизированных народов. «Российские мусульмане принадлежат к различным направлениям Ислама (сунниты, шииты), к разным догматико-правовым школам (ханафиты, шафииты), к разным суфийским братствам (накшбандийя, ясавийя, кадирийя)»(2).

И напрашивается вопрос отнюдь не академического или праздного характера: способен ли Ислам стать пусть не главным, но действенным и реальным фактором в культурном возрождении российских мусульман и России в целом, ибо российские мусульмане – коренные жители России и она их родина? По мнению ведущих российских исламоведов С. М. Прозорова и Л. Р. Сюкияйнена, налицо ряд обстоятельств, препятствующих положительному влиянию исламского фактора на процесс возрождения российских мусульман, а значит, и России в целом: во-первых, несомненный факт низкого уровня религиозных знаний среди самих российских мусульман, утрата ими исламской правовой культуры, вызванная 70-летней изоляцией российских мусульман от остального мусульманского мира; во-вторых, сегодня формирование религиозного сознания российских мусульман фактически отдано на откуп множеству малограмотных, профессионально не подготовленных служителей исламского культа, «хазратов», а также подвизающихся на этой ниве женщин-«абыстаек»; в-третьих, непрекращающаяся борьба за власть между исламскими лидерами России, конфронтации и интриги между различными группами.

И тем не менее есть основания полагать, что перечисленные обстоятельства для современного Ислама в России являются препятствием временного характера. Ислам в условиях бывшей Российской империи в XIX–XX вв. не представлял собой монолитного образования, однако он в лице представителей суфизма (что особенно важно) смог внести ощутимый вклад в дело национально-культурного подъёма российских мусульман. Для предметного рассмотрения вклада суфийской составляющей российского Ислама в национально-культурное возрождение в данный период можно указать на религиозно-просветительскую, общественную деятельность двух видных мусульманских деятелей дореволюционной России: шейха Зейнуллы Расулева ан-Накшбанди (1835–1917 гг.), ректора медресе «Расулийя» в г. Троицке, и шейха Мурата Рамзи, историка, автора двухтомного произведения «Талфик аль-ахбар» об истории российских мусульман и тюрков. Наш выбор этих двух представителей дореволюционной элиты российских мусульман продиктован не симпатиями к той или иной стороне Ислама (например, к суфизму), не желанием противопоставить различные направления в Исламе, а исключительно признанием большего и, к сожалению, до сих пор по достоинству не оценённого вклада этих личностей в дело не только религиозного, но и культурного подъёма среди мусульман в России в конце XIX – начале XX вв.

 (1) Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 1. М., «Восточная литература», 1998. С. 5.

 (2) Там же, с. 5. Следует также упомянуть о наличии ответвления братства шазилийя в Республике Дагестан.