Новый разовый друг лучше старых двух?

Россия – Саудовская Аравия: временный интерес или долгосрочные отношения?

Сообщения о встрече, прошедшей 25 марта между Президентом России Д. Медведевым и министром иностранных дел Королевства Саудовская Аравия (КСА) принцем Саудом аль-Фейсалом были предельно скупы и уместились в пару абзацев новостных лент как российских , так и арабских информационных агентств.

Суть сообщений сводилась к тому, что саудовского принца, привезшего устное послание короля Абдаллы, принял президент Дмитрий Медведев. В обращении саудовского руководителя проводилась мысль о необходимости тесной координации политики Саудовской Аравии и России на Ближнем Востоке и в Северной Африке на фоне происходящих в данном регионе «масштабных событий».

Сауд аль-Фейсал подтвердил принципиальный настрой руководства его страны и лично короля Абдаллы на дальнейшее совершенствование и развитие отношений дружбы и сотрудничества во всех областях между Саудовской Аравией и РФ .

И без того скудная информация, сопровождалась умолчаниями (так, пресс-служба Кремля не посчитала возможным сообщить, что вместе с принцем Саудом в Москву прибыл и глава саудовской общей разведки Мукран бен Абдель Азиз) и интересными заявлениями в КСА, что называется «для внутреннего пользования».

Естественно, что подобное информационное «сопровождение» визита рождает массу вопросов. Для меня основные их них – что понимает Саудовская Аравия под совместной координацией политики, какие шаги Россия должна для этого предпринять и, главное, насколько выгодно России это «дальнейшее совершенствование и развитие отношений дружбы и сотрудничества во всех областях».

Но перед тем, как ответить на вопросы, попытаюсь дать свою оценку существующих российско-саудовских отношений и их возможных перспектив.

Визит Путина

К 2003 году меры по международному обеспечению российской позиции по Чечне (конфликт вокруг которой являлся основным источником напряженности в российско-саудовских отношениях) дали свой положительный результат. Отношения РФ-КСА стали более доброжелательны и визит В.В. Путина в 2007 году в Эр-Рияд закрепил нормализацию отношений как свершившийся факт.

Этот визит был широко разрекламирован в российских СМИ, а ряд «дежурных» аналитиков поспешили с заявлениями типа «Саудовская Аравия отворачивается от Запада и поворачивается к России» .

Впрочем, это такая характерная черта значительной части российского экспертного сообщества – любой визит представлять как очередную победу российской дипломатии и свидетельство роста авторитета России на международной арене.

Однако «научные эксперты», как правило, совершенно упускают из виду экономическую составляющую двусторонних отношений. И даже когда приводятся какие-то статистические показатели, то они даются без сравнения с показателями третьих стран.

Экономические показатели

На сегодняшний день во внешнеторговом балансе Саудовской Аравии доля России составляет:

- по экспорту 0,06% (ср: Япония – 15,3%, Южная Корея – 12,7%, США – 12,2%, Китай – 10,4%)

- по импорту 0,02% (ср: США - 12.32%, Китай - 12.06%, Германия - 7.67%, Япония - 6.15%, Южная Корея - 5.32%, Индия - 4.99%, Великобритания - 4.72%, Франция - 4.05%) .

На этом фоне говорить о каком-либо «повороте», а уж тем более – о вероятности «особых отношений», по меньшей мере наивно. Что, собственно, и подтверждается реалиями повседневности.

Если же говорить о возможных инвестициях, к получению которых так стремится российское руководство, то здесь картина выглядит не лучше.

Впрочем, российский бизнес отвечает саудовским коллегам в вопросе инвестиций полной взаимностью. Согласно статистике, приведённой саудовскими бизнесменами, россияне вложили в экономику Дубая более $15 млрд, при этом в экономику всей Саудовской Аравии – всего несколько миллионов .

Продажа оружия

Говоря о сотрудничестве с Саудовской Аравией необходимо упомянуть сферу, которая в силу некоторой её «деликатности» не получает широкого освещения в СМИ. Это торговля оружием.

Собственно, факт собственно торговли достаточно известен. Но истинное состояние дел в этой сфере известно только в узких кругах.

Во время визита В.В. Путина глава МИД КСА Сауд аль-Фейсал заявил, что нет особых препятствий к сотрудничеству в этой сфере. Практически сразу в СМИ появились сообщения о возможности заключения контрактов между Россией и КСА на сумму от $4 млрд.

С учетом того, что КСА выделило на закупку техники $12 млрд., треть этих денег для России представлялись весьма неплохой суммой, а поставки планировалось провести в 2008-2009 году.

Восторженно обсуждая перспективы контракта, некоторые аналитики упустили из виду очень важное обстоятельство:

Вопрос о возможности приобретения КСА военной техники у России был поднят саудовской стороной после того, как сенат США обсуждал вопрос о корректировке объемов и условий поставок военной техники в КСА в сторону, считавшейся саудитами невыгодной.

Собственно, сами переговоры с Россией были игрой, преследовавшей цель надавить на Сенат США и западноевропейских партнеров, заставить их «подвинуться» в цене и условиях поставки. Иного ожидать было, по меньшей мере, наивно, учитывая, что основу вооружений стран Залива составляют американские и западноевропейские образцы.

Игра удалась. А итоги российских надежд на осуществление многомиллиардной сделки подвел месяц назад глава Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин: «Заключён один небольшой, по нашим меркам, контракт на несколько десятков миллионов долларов. Остальные темы находятся в стадии обсуждения. Мы передали коммерческие предложения по тем вооружениям, которые хотела бы получить Саудовская Аравия, и ждём ответа» . Подозреваю, что положительного ответа ждать придётся очень долго.

Прагматическое партнёрство

Считаю, что изложенных мною фактов вполне достаточно для того, чтобы сформулировать следующие выводы:

Российско-саудовские отношения сегодня – это прагматичное партнёрство, построенное на признании наличия хоть и совместных, но весьма ограниченных по характеру интересов.

Российско-саудовское партнёрство носит временный характер и не имеет перспектив на развитие сверх сотрудничества в определенных, весьма узких границах.

И я полностью разделяю мнение Марка Н. Катца о том, что КСА «не изменит своих отношений с третьими странами ради прогресса двусторонних отношений» .

В отношениях с Саудовской Аравией следует учитывать, что это своего рода «непотопляемый авианосец» США на Ближнем Востоке и правящий дом никогда не откажется от этого статуса

Что хочет КСА?

Так что же понимает Саудовская Аравия под совместной координацией внешней политики, и каких шагов в этом отношении ожидает от России? Вот здесь как раз особых секретов нет, достаточно посмотреть на хронику событий в Персидском Заливе за два последних месяца.

Ввод контингента стран GCC (Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива) в Бахрейн по факту означает переход этой страны под внешнее управление КСА. Но, как оказалось, сил GCC недостаточно для акций умиротворения на всем полуострове. На грани взрыва Оман и Йемен, Катар участвует в операциях против Ливии. Сама Саудовская Аравия всё активнее втягивается в противостояние с Сирией на стороне оппозиции Башару Асаду. При этом, обстановка и в самом Королевстве, и в странах GCC, и даже в «замиренном» Бахрейне далека от идиллической и больше напоминает пороховую бочку.

В этих условиях, главным сейчас для Саудитов, решивших закрепить свою гегемонию в Заливе и разделаться с ненавистным им Асадом, является «иранское направление».

4 апреля в ходе экстренной встречи GCC, которая прошла в Эр-Рияде, участники осудили действия Тегерана, который, по их мнению, «осуществляет вмешательство во внутренние дела государств Персидского залива». 

Кроме того, по сложившейся традиции, Иран обвинили в заговоре с целью подрыва национальной безопасности арабских стран.

Я не буду разбирать сейчас обоснованность этих обвинений. Это тема отдельного разговора. Важно другое – Саудовской Аравии сейчас необходимо, чтобы Россия:

  1. пересмотрела свои контракты на поставку оружия Сирии в сторону прекращения поставок по уже заключённым контрактам (здесь, кстати, позиция КСА совпадает с требованиями к России Израиля);
  2. оказала давление на Иран в вопросе ограничения его возможной активности в Персидском заливе. Или, как минимум, поддержала бы возможное ужесточение санкций против Ирана, вопрос о которых будет вынесен в ООН под каким-либо «благовидным» предлогом, например – неуступчивость Ирана в вопросах национальной ядерной программы (впрочем, повод найдётся всегда. А если и не найдётся, то будет сфабрикован).

Именно таким, в общих чертах, КСА видит координацию российско-саудовских внешнеполитических усилий и «дальнейшее совершенствование и развитие отношений».

Что Саудовская Аравия готова предложить взамен? Анализ двусторонних отношений, особенно в экономической и военно-технической сферах позволяет сделать вывод, что со своей стороны Королевство предложит России разовую финансовую выплату в размере от трёх до пяти миллиардов долларов (впрочем, если сумма и будет несколько большей, сути это не поменяет).

Эта выплата может быть оформлена и в виде инвестиций или ещё каким-нибудь образом (вплоть до предоставления России определённых технологий или военной техники, к которой нынешнее руководство России питает вполне объяснимую слабость). Но это будет именно разовая сделка, которая не наложит на КСА никаких политических или экономических обязательств в дальнейшем.

Исходя из этого, перед Президентом Медведевым сегодня стоит вопрос: либо сохранить отношения со стратегическими партнерами в регионе, которыми являются Иран и Сирия, либо единовременно получить денежную компенсацию за утрату этих отношений. Иными словами – принять или не принять принцип «новый разовый друг лучше старых двух».

Опыт решения подобной дилеммы у Президента есть. Достаточно вспомнить, что Россия ещё в 2009 году была готова разорвать контракт с Ираном на поставку С-300, но хотела получить взамен передовые израильские технологии БПЛА. Однако в Иерусалиме выражали опасения, что новейшие технологии в области беспилотных самолетов «быстро окажутся в руках китайцев». Позже, в октябре 2010 года израильский концерн «Таасия авирит» подписал соглашение с российскими партнёрами из «Оборонпрома» на поставку комплектующих для БПЛА, а за месяц до этого президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ «О мерах по выполнению резолюции СБ ООН за номером 1929 от 9 июня 2010 г.», в котором, в частности, оговаривался запрет на передача Ирану зенитных ракетных систем С-300 .

Какой выбор будет сделан на этот раз? Ставшее привычным для современной российской внешней политики стремление действовать, основываясь не столько на соображениях геополитических реалий, сколько в ожидании «морального одобрения Запада» предполагает, что между «старыми друзьями» и «новыми деньгами» Россия выберет всё же деньги.

3 Пресс-служба Президента РФ, 25.03. 2011 http://www.kremlin.ru/news/10743

4 «Saudi Arabia Turning Away from the West towards Russia-TV Report,» Russian external TV service NTV Mir, 12 February 2007, цит. по BBC Monitoring.

6 Русские Эмираты, выпуск 2/13 2007, http://www.dxb.ru/project/pr/detail.php?ID=633

7 «Россия поставит в Саудовскую Аравию оружие на десятки миллионов долларов» Российская газета, 09.03.2011 http://www.rg.ru/2011/03/09/kontrakt-anons.html

8 «The Emerging Saudi-Russian Partnership» by Mark N. Katz (Mideast Monitor, Jan.-March 2008, vol.3-1) http://www.mideastmonitor.org/issues/0801/0801_4.htm

9 «Россия шантажировала Израиль поставками С-300 Ирану», 29.11.2010 http://cursorinfo.co.il/news/novosti/2010/11/29/WikiLeaks4/#