"Борцы за веру" на экспорт...

Наступил священный месяц Хаджа. Тысячи паломников со всего света направляются в Аравию, чтобы почувствовать свое единение с Богом и миром единоверцев. Об удивительной глубине этого поистине великого чувства вот уже 14 веков свидетельствует люди, его пережившие. Уникальные крупицы их опыта донесли до нас листы древних рукописей, которые бережно хранятся сегодня в крупнейших библиотеках мира.

Путь в далекую Аравию всегда был непрост. Паломника-хаджи часто ожидали жаркие степные ветры и морские бури, коварные болезни и жестокие разбойники. На протяжении веков множество мусульманских государств боролись за господство над святыми городами, морскими и караванными путями к ним. Поэтому древние рукописи – дневники хаджи, своеобразные путеводители-руководства к Хаджу, географические сочинения – донесли до нас бесценную информацию о политической, экономической, военной ситуации в Аравии и вокруг нее, которая складывалась на протяжении практически всего времени совершения священного паломничества.

В своих сочинениях хаджи, естественно, писали и об отношении встреченных в Аравии единоверцев, к той стране, откуда они происходили, о своих соотечественниках, которые волею судеб оказались заброшенными в далекую Аравию. И в этом отношении сочинения, о которых идет речь, оказываются удивительным историческим источником.

Наша эпоха и наша страна – не исключение. Впечатления о Хадже публиковались даже в советское время, а после перестройки счет таких публикаций пошел на сотни. Придет время, и историк, проанализировав эти тексты, расскажет нам о нас самих, о нашем непростом времени, о проблемах мусульманского мира…

В этой краткой заметке я не буду описывать священные ритуалы и чувства паломника. Я позволю себе рассказать об опыте другого рода, который выпал мне во время путешествия в Аравию.

За последние годы Саудовское королевство сделало немало, чтобы облегчить пребывания паломников на святой для них земле. Вложены огромные средства в обновление комплексов большой мечети в Мекке и мечети Пророка (мир ему) в Медине, построены аэропорты и дороги, гостиницы и гигантские кондиционеры, обеспечивающие прохладным воздухом миллионы людей. Выделяются значительные средства для облегчения паломникам финансового бремени, связанного с далеким путешествием. Эти заслуги неоспоримы, как и достижения Королевства во многих областях.

Паломник из России, несомненно, заметит все это, но он обратит внимание и на целый ряд других обстоятельств, непосредственно связанных с той страной, откуда он родом.

Во время моего пребывания в Аравии друзья сделали очень много для того, чтобы я смог познакомится со страной. Однако среди встреч, организованных ими, мне больше всего запомнилась одна, которая произошла в громадном университетском комплексе неподалеку от столицы страны – Эр-Рияда.

Мне с гордостью показывали прекрасную мечеть, хорошо оборудованные учебные аудитории, богатую библиотеку. Бродя по университету, мы оказались на Факультете пропаганды. Я разговорился со студентами. Оказалось, что они приехали сюда из многих стран – из Египта и Алжира, из Боснии и Косова, из Турции и республик Центральной Азии, из Франции и России…

Впрочем, мои соотечественники, почему-то не подошли ко мне. На вопросы охотно и подробно отвечал доброжелательный паренек из бывшей Югославии, которому, по-видимому, было приятно говорить со мной на родном языке, в принципе, понятном человеку, знающему русский. Однако чем больше я его слушал, тем яснее в моем сознании проявлялась до боли знакомая картина. Все это удивительно – вплоть до деталей – напоминало Академию общественных наук при ЦК КПСС, место, где на протяжении многих лет готовили революционеров со всего света.

Вскоре мне представилась возможность рассказать о своих впечатлениях известному саудовскому бизнесмену. Этот независимый человек был, как мне показалось, предельно откровенен со мной.

«Наша элита сориентирована на Запад, - сказал он мне, - именно там эти люди получили образование, с Западом связана значительная часть их бизнеса, многие их привычки, жизненный уклад. Мы наблюдаем ползучую вестернизацию, темп которой резко возрос после «Бури в пустыне» и появления здесь американцев. Это, естественно, вызывает острое недовольство ревнителей традиций, с молоком матери впитавших основные элементы воинствующего ваххабизма – как бы его ни называли сегодня. Салафиййа – это тот же ваххабизм, бывший с самого начала и остающийся ныне идеологической основой государства. Что делать с этими людьми, несомненно, представляющими немалую угрозу стабильности королевства и способными потребовать серьезной коррекции политического курса? А ведь таких людей – великое множество. Вот и придумали откупаться от них путем создания таких университетов, фондов, благотворительных организаций, готовящих и отправляющих на экспорт борцов за веру. Увы...».

Мой собеседник, своей острой бородкой и пронзительным взглядом удивительно напоминавший герцога Ришелье, выразительно пожал плечами, улыбнулся кончиками губ и придвинул ко мне блюдо с рыбой, приготовленной удивительно вкусно.

С тех пор, стоит мне встретить человека с дипломом саудовского университета, перед глазами неумолимо встает призрак давно почившей Академии общественных наук при ЦК КПСС, родная сестра которой ныне здравствует под жарким солнцем Аравии. «Свято место пусто не бывает», говорят в России.

Именно этой горькой в данном случае поговоркой я ответил тогда своему умному и информированному саудовскому собеседнику.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки