Глобальная провокация

Итак, свершилось! Интрига, длившаяся почти месяц и державшая мир в напряженном ожидании, вылилась в демонстрацию американской военной мощи. Сопровождаемая грозным предупреждением Дж. Буша о том, что США будут считать своим врагом всякое государство и (подчеркнем особо) правительство, поддерживающее каким-либо способом терроризм, военная операция против Афганистана проецируется практически на любую страну мира. Потому что найти несколько террористов, а, тем более, финансовый счет какой-либо организации, связанной с террористическими действиями, — пара пустяков. Да, впрочем, можно не делать и этого, а просто обвинить какую-нибудь из «нелюбимых» стран или не поддержавшее операцию США правительство — и образ врага готов.

События, свершившиеся 11 сентября и «логично» переросшие в масштабные военные действия, придают всему происходящему мировому кошмару некую легитимность, а кое-где встречают искреннюю поддержку.

Безусловно, талибы — зло. Но ведь еще несколько месяцев назад Соединенные Штаты весьма неохотно голосовали за введение против них санкций и практически ничего не сделали для осуществления этих санкций...

Трагедия в Нью-Йорке и Вашингтоне с каждым днем ставит все больше вопросов. Причем эти вопросы носят разноплановый и разномасштабный характер: от личностей заговорщиков и надежности охранных систем в аэропортах и на авиалайнерах до того, имеем ли мы дело с началом войны цивилизаций или с радикальным проявлением противостояния по осям Север — Юг, Запад — Восток.

Но будут ли найдены ответы на главный вопрос: является ли террористическая акция 11 сентября глобальным вызовом, который терроризм бросил международной безопасности в начавшемся новом тысячелетии? Или же это масштабная провокация мощных транснациональных сил, использовавших террористический потенциал в своих далеко идущих целях? Если не понять глубинные причинно-следственные связи случившегося, то все операции возмездия окажутся войной с ветряными мельницами.

Итак, почему объектом удара стали Соединенные Штаты, страна — лидер по экономической и военной мощи, по степени влияния на формирование нового мироустройства, страна — поборник свободы, образец западной демократии и хранитель западных ценностей, лидер цивилизованного мира?

Но это лишь одна сторона медали. Другая же выглядит более мрачно.

США — это государство, объявившее всю планету Земля и ближайший космос зоной своих интересов, государство, стремящееся установить контроль над всем современным миром, государство, размахивающее самой мощной в истории человечества военной дубиной, принуждающее даже своих союзников служить только своим интересам, навязывающее всем и свои ценности, свое видение мироустройства, выстраивающее систему межгосударственных отношений по принципу «повелитель — подданный» при полном пренебрежении нормами международного права, историей и традициями других народов.

И все это во имя американских интересов, во имя подчинения американской политике, во имя провозглашенного в 1991 г. Дж. Бушем-старшим нового мирового порядка. Суть этого порядка — глобальная доктрина Монро, а проще — мировое господство. И если вернуться к вопросу о глубинных причинах случившегося 11 сентября 2001 г., то, на мой взгляд, корни этой трагедии кроются, как ни парадоксально, в 1991 г., в развале (не без помощи США) Советского Союза. Ведь именно существование СССР сдерживало реализацию глобальной американской мечты (по моему убеждению, роковой мечты) о богоизбранности США, об их праве на экспансию и агрессию против нецивилизованных народов.

И еще более парадоксальный вывод: СССР самим своим существованием играл для всего мирового сообщества, и, прежде всего для США, весьма позитивную роль. Советский Союз, образуя второй полюс, балансировал мировую систему государств, делал ее устойчивой. Поддерживая бедные страны Юга и восточные ценности, СССР был для них символом справедливости и надежды перед лицом западной (прежде всего американской) экспансии. Для многих стран мира он был гарантом безопасности, опорой в борьбе за независимость в развитии национальной экономики, культуры, образования. Через ООН и другие международные организации СССР как бы выпускал избыточный пар кипящего антиамериканского гнева. Соревнование двух типов хозяйствующих структур (социалистической и капиталистической) стимулировало развитие американской экономики, а военное противостояние способствовало наращиванию военной мощи и совершенствованию военных технологий.

Удерживая США от чрезмерной агрессивности и экспансии, СССР давал американцам шанс сохранять демократическое лицо и парировал их попытки встать над миром при помощи военной силы и новых технологий.

Так что холодная война и гонка вооружений, навязанные Вашингтоном, имели и положительные особенности. Не случайно в годы этой войны сложилась система международно-правовых норм и принципов в межгосударственных отношениях, в поддержании международного мира, которыми человечество руководствуется и поныне и которые, как путы, мешают США осуществить мечту о мировом господстве.

Сегодня же в мире не видно серьезных ограничителей в лице государств (или групп государств), мешающих США проводить экспансионистскую и агрессивно-силовую политику, а ООН они попросту игнорируют. Поэтому протестный потенциал против подобных действий Вашингтона рождается стихийно. Это можно наблюдать в различных регионах мира, даже в цивилизованной Европе — вспомним многотысячные антиглобализационные демонстрации в этом году в Италии. При невозможности остановить США демократическими правовыми методами все это создает благодатную почву для терроризма.

Кстати, разумные аналитики и ученые в самих США также видят серьезную опасность американского политического курса.

Арнольд Тойнби, достаточно серьезный ученый-историк, еще в 1968 г. писал, что «постоянные военные успехи делают страну (США. — Л.И.) опасной для всего мира и для себя», а потому «США и Израиль должны быть сегодня двумя самыми опасными из 125 независимых государств».

Предупреждение Тойнби оказалось пророческим. Но будет ли оно глубоко осмыслено после 11 сентября? Скорее всего нет. США даже эту трагедию попытаются использовать для реализации своей мечты. И доктрина Монро, суть которой - «Западное полушарие — для США» — трансформируется в «Весь мир — для США». Повод для этого есть, а об истинной подоплеке, по-моему, сказано в подготовленном в декабре 2000 г. Национальным советом США по разведке докладе «Глобальные тенденции до 2015 г.», где в разделе «Энергетические ресурсы» есть такие выводы: «Наибольшее увеличение потребности в энергоносителях ожидается в Азии, особенно в Китае, и в меньшей степени в Индии, что отодвинет Северную Америку с места главного потребителя и составит более половины всех мировых потребностей. К 2015 г. только десятая часть добываемой в районе Персидского залива нефти будет поступать на западные рынки. 4/5 пойдут в Азию». — Согласятся ли благополучные американцы подтянуть ремни и сократить потребление энергоносителей, да и не только их?

Ответ на этот вопрос дает другой серьезный исследователь-американец — Артур Шлезингер-младший в вышедшей у нас в 1992 г. книге «Циклы американской истории». Он констатирует:

«США экспансионистская страна... тяга к экспансии, имеющая самые глубокие корни в экономической структуре, обеспечила в XX веке преданность всех администраций делу строительства империи. Нации, стремившиеся защититься от американской экономической агрессии, объявлялись угрожающими американской свободе. Отсюда война с Испанией, Первая и Вторая мировые войны, отсюда холодная война, отсюда война во Вьетнаме, Стремление к завоеванию мировых рынков согласно тезису «открытых дверей» объясняет все в американской политике». И это не пропагандистский штамп, а вывод серьезного исследователя.

Администрация Дж. Буша-младшего вряд ли станет исключением. А значит, снова война за контроль над ресурсами. Поэтому Вашингтон расставляет на важнейшие стратегические позиции свои авианосцы, стратегические бомбардировщики, мобильные дивизии. И срочно вербует союзников, включая Россию. Но союзников временных, с которыми можно будет разделить ответственность за развязывание войны и разрушение существующего мироустройства, но не завоеванные ресурсы.

Поэтому еще один парадокс. Трагедия, произошедшая 11 сентября, — это следствие американской политики и одновременно политическая удача американских и мировых сил, поддерживающих курс на установление мирового господства. Продолжение же подобной государственной линии будет непременно формировать протестный потенциал и его радикальное средство — террористические организации. Невольно закрадывается кощунственная мысль: а не являются ли акции с врезавшимися в небоскребы и Пентагон «Боингами» тщательно спланированной глобальной провокацией?

В политической истории США масштабные провокации как средство достижения стратегических целей имели место. Особенно показательны примеры последних лет. Срыв работы спецкомиссии ООН по Ираку и возобновление бомбардировок его объектов позволяют американской администрации поддерживать в сознании своего народа образ врага и постоянно держать под прицелом политику арабских стран и самого Ирака. Но самая грандиозная провокация в новейшей истории — это агрессия НАТО против Союзной Республики Югославии под предлогом защиты прав албанских террористов.

Если рассматривать версию о событиях 11 сентября как о грандиозной провокации, то необходимо выявить (предположить) мотивы и цели ее организаторов и те силы, которые выступили заказчиком этого масштабного преступления.

Что касается непосредственных исполнителей, то очевидно, что социальная среда для их появления есть и сегодня хватает людей, готовых пожертвовать собой, веря, что совершают акт самопожертвования во имя Аллаха, во имя справедливости. Этот «человеческий тротил» опасен лишь потенциально. Взрывается же он тогда, когда совершенно другие люди закладывают его под конкретный объект и взводят спусковой механизм. И я глубоко убежден, что «террорист № I» Усама бен Ладен — это всего лишь более мощный заряд того же «человеческого тротила». Лепить его начали во времена, когда терроризм антизападного свойства получил широкое распространение, — в 60-70-е гг. Именно тогда в ряде стран Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии создавались организации, профессионально занимавшиеся подготовкой и проведением терактов. Главными объектами этой диверсионной деятельности были США, Израиль, Франция, Великобритания. СССР был огражден от нее своей политикой поддержки национально-освободительного движения.

Все эти события подтолкнули ЦРУ и «Моссад» к выводу о необходимости создания широкой агентурной сети в исламских государствах и формирования террористических структур антисоветской направленности. Ввод советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. весьма способствовал этому. Так появился и Усама бен Ладен. В печати много пишут, что «террорист № 1 » ушел от своих хозяев. Ушел ли? Или перешел к другим хозяевам? В связи с бен Ладеном возникает ряд вопросов, и первый из них — о его неуязвимости. Ведь талибы — это детище пакистанских спецслужб, являющихся стратегическими союзниками спецслужб США. И сегодня, если бы Соединенным Штатам потребовался живой или мертвый Усама бен Ладен (скорее он им нужен мертвый), пакистанцы преподнесли бы его «на блюдечке».

Второй вопрос. Почему «террорист № I» беспрепятственно хранил миллионы долларов в американских банках и никто их не трогал до сентября 2001 г.?

И еще. Почему Усама бен Ладен проявляет свои экстремистские склонности в те моменты, когда вокруг Израиля сгущаются политические тучи? Как известно, особенно мрачная обстановка для Тель-Авива сложилась именно в этом году. А если верить газете «Вашингтон пост» от 1 октября 2001 г., то именно в сентябре этого года госсекретарь Колин Пауэлл намеревался объявить о поддержке идеи создания независимого палестинского государства, и только трагедия 11 сентября отбросила эти планы. И даже в первые часы после начала операции возмездия Усама бен Ладен (или человек, очень похожий на него) опять же подыграл ее организаторам и вдохновителям, выступив с обращением к мусульманскому миру. Причем если раньше бен Ладен отрицал свою и его организации «Аль-Каида» причастность к терактам 11 сентября, то сейчас он таковую подтвердил, а значит, как бы оправдал решение Дж. Буша о начале операции. Как это ни печально, приходится констатировать: «террорист № 1 » более нужен не исламскому миру, а совершенно иным силам.

Какие цели могла преследовать акция с «Боингами», если она являлась спланированной провокацией?

Сегодня на первый план выходят геоэкономические интересы, а конкретнее — защита интересов американских и транснациональных нефтяных гигантов. Так, на Балканах Вашингтон, раздувая албанский национализм и создавая сеть протекторатов и карликовых государств, решает судьбу болгаро-македонско-албанского нефтяного транспортного коридора. Эта же комбинация неприкрыто проявляется на нефтеносном Ближнем Востоке, где искусственно поддерживается ситуация управляемой напряженности, сопровождаемая постоянным американским военным присутствием и военным давлением. Верстаются подобные планы и в отношении Каспийского нефтяного бассейна.

Провокация 11 сентября как раз и решает задачи усиления военного контроля США за нефтяными маршрутами, наращивания политико-военного давления на нефтедобывающие государства, активизации нажима на ОПЕК в плане снижения цен на нефть. Так что одной из заинтересованных в провокации сторон мог быть американский и транснациональный западный бизнес.

В политической сфере цели диктовались исходя из ухудшения политического имиджа Вашингтона, которое вызвано его агрессивными действиями на Ближнем Востоке и Балканах, разрушением Договора по ПРО 1972 г., игнорированием ООН и других международных организаций, норм и принципов международного права.

Грандиозная провокация сразу же ставит США в положение обиженного, пострадавшего, которому сострадает весь мир, оправдывает военно-политические действия Вашингтона последних лет, развязывает американским «ястребам» руки для наращивания военных мускулов и размахивания «военной дубинкой». Что мы сегодня и наблюдаем.

При этом девиз «Кто не с нами, тот с террористами» как нельзя больше подходит к данной ситуации. С террористами быть никто не хочет, никто не хочет быть объектом для американских ракет. А значит — только с Америкой, разделяя с ней же ответственность за ее прошлую, настоящую и будущую политику, за ее мировую авантюру. Так что американской политикой повязаны все или почти все. А это достаточно серьезный шаг к мировому господству.

И последнее. После окончания холодной войны Соединенным Штатам удалось продвинуться далеко вперед в установлении контроля в мировой финансово-экономической сфере, достичь подавляющего военного превосходства над возможными соперниками, навязать свои подходы к решению международных политических проблем. Однако в попытках установить повсеместно либерально-демократические (по-американски) ценности Вашингтон столкнулся с сопротивлением, прежде всего со стороны исламского мира, твердо отстаивавшего свои традиции. Не удалась попытка расколоть ислам с помощью Усамы бен Ладена, Хаттаба, Басаева и прочих. Сегодня эта задача решается по двум направлениям. Первое — военной силой подавить волю исламских народов к сохранению своих ценностей, своего традиционного уклада, своего духа. Второе — используя мощь всех мировых СМИ, дискредитировать ислам как религию, как особый тип цивилизации.

Удастся ли? Исторический опыт показывает обратное. Но уже сегодня более трети американцев, согласно социологическим опросам, считают, что всех арабов надо сажать в концлагеря. Такое было только накануне Второй мировой войны в Германии, но в отношении евреев. Вот такие опасные исторические параллели.

Генерал-полковник Леонид Ивашов

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки